Обзор стран Шама-Леванта: кому отомстила «Нусра»; пойдет ли Эрдоган на Алеппо; кто и зачем точечно убирает командиров ИГИЛ; и мн. др. за сентябрь-октябрь 2016

Опубликовано: 07.11.2016

23

 

Сирия

Несмотря на частые встречи вовлеченных в сирийский кризис сторон и попытки найти выход из продолжающегося пять лет кровавого конфликта, ситуация в этой стране остается обостренной до предела.

В начале сентября весь мир вроде бы вздохнул с облегчением, когда Россия и США пришли к определенному соглашению. Документ, подписанный сторонами, призывал к созданию российско-американского центра для размежевания умеренной оппозиции и террористов, разграничения районов действий ВКС РФ и ВВС США, обеспечения гуманитарного коридора в Алеппо.

Однако радоваться пришлось недолго. 17 сентября американские ВВС нанесли удар по сирийским войскам в районе Дейр-аз-Зора, убив более 60 солдат, после чего боевики ИГИЛ перешли в наступление. Российская сторона отметила, что случившееся является попыткой реванша со стороны «партии войны», но даже эта «случайная ошибка» не привела к срыву договора.

Тогда 19 сентября кто-то при весьма странных обстоятельствах разгромил гуманитарный конвой ООН. Этот трагический инцидент и сорвал достигнутый с таким трудом договор, что повлекло очередную эскалацию конфликта. Россия и США обменялись взаимными обвинениями. При этом Белый дом объявил о приостановке создания американо-российского центра, также в Вашингтоне раздались голоса, призывающие к созданию в Сирии «бесполетных зон». Таким образом, несмотря на то, что стороны проводили интенсивные переговоры по возобновлению перемирия, ситуация продолжала ухудшаться, и хотя многие подчеркивают безальтернативность мирного урегулирования конфликта, маховик войны завертелся с новой силой.

Сирийские оппозиционеры заявили об отказе от переговоров, считая их в сложившейся ситуации бессмысленными. Вскоре последовало и заявление Вашингтона о приостановке сотрудничества с Москвой: дело дошло даже до угроз со стороны США о возможных ударах по правительственным войскам.

На этом фоне Москва стала усиливать базу в Тартусе, куда были доставлены батареи С-300, что, по мнению экспертов, должно было подействовать на американских «ястребов» отрезвляюще.

Понимая, что ситуация может вообще выйти из-под контроля и привести к расширению войны вплоть до прямого столкновения между мировыми державами, международное сообщество попыталось возобновить переговорный процесс. Однако встреча в Лозанне между представителями России, США, Турции, Ирана, Саудовской Аравии, Египта, Ирака, Иордании, Катара и спецпредставителя ООН завершилась ничем. Специалисты подсчитали, что, начиная с 2012 г., было выдвинуто 17 дипломатических инициатив по Сирии, но все они завершились провалом.

***

Эксперты задаются вопросом, почему же достигнутое перемирие сорвалось? Западная сторона говорит о продолжающихся со стороны Дамаска боевых действиях. Российская сторона отмечает, что разговоры об отделении «умеренной оппозиции» от экстремистов ведутся уже несколько месяцев, но обещанный США процесс размежевания в полной мере так и не начался. По мнению экспертов, в сложившихся условиях, добиться такого разделения, видимо, просто нереально.

Хотя, справедливости ради, следует отметить, что определенные усилия в этом направлении сделаны были. К примеру, несмотря на проведенный боевиками «Ан-Нусры» ребрендинг, ее новое обличье в лице «Джабхат фатх аш-шам», в ЕС и США было признано террористическим. (После этого, экстремисты, вероятно, решив отомстить, слили западным СМИ секретную и по-настоящему скандальную информацию). Через некоторое время в террористический список попала еще одна крупная группировка – «Джунд аль-акса», после чего она присоединилась к «Нусре». Вскоре против этой бригады были начаты боевые действия со стороны «Ахрар аш-шам», членов которой Вашингтон считает «умеренной частью оппозиции», поддерживая с ней полуофициальные связи.

Однако на большее «партия мира» в США либо не способна, либо просто не хочет идти. По крайней мере, отделить и вывести боевиков «Нусры» из Алеппо спецпосланник ООН оказался не в состоянии, хотя даже пообещал экстремистам принять в этом процессе личное (!) участие. (Возможно, что радикалы знают о той важной роли, которую им надлежит играть, ведь неофициальная поддержка оказывается им с самых разных сторон, включая и Израиль).

***

На этом фоне «партия войны» явно чувствует себя комфортно – боевые действия продолжаются, и роль военных остается все такой же важной. Именно такого рода противоречия – между администрацией Б. Обамы, госдепартаментом, Пентагоном и ЦРУ – считаются многими аналитиками основной причиной срыва мирного соглашения. В связи с этим глава МИД России даже призвал американцев разъяснить, кто же в итоге определяет внешнюю политику США? (На этом фоне весьма логичной выглядит просочившаяся в СМИ информация о том, что глава американского Минобороны Э. Картер выступает резко против каких-либо соглашений с Москвой по Сирии. При этом в Пентагоне даже не скрывают, в чем причина их агрессивного настроя).

Нежелание Пентагона и ЦРУ пойти «политическим путем» решения сирийского конфликта объясняется экспертами попыткой навязать России уже использовавшийся в свое время т.н. «афганский» сценарий. Кстати, тогда З. Бжезинский на вопрос о том, не сожалеет ли он, что Вашингтон помогал и вооружал «талибов», прямо ответил: «Что важнее для мировой истории? “Талибан” или Советский Союз?!».

Задача снабжения сирийской оппозиции новейшим оружием возложена на аравийские монархии. Однако следует учитывать, что они тоже не особо доверяют США, особенно после принятия антисаудовского «закона о жертвах терроризма». Вообще, политика Вашингтона вызывает явное недоверие практически уже у всех – и у оппозиционеров (едва не уничтоживших штатовский спецназ), и у Анкары (прямо называющей американскую политику двуличной), и у курдов (сомневающихся в совпадении целей).

По мнению политологов, ситуация в Сирии может серьезно обостриться после ухода из Белого дома Б. Обамы. Ожидаются увеличения поставок вооружения оппозиционерам, в т.ч. и ПЗРК. Сама же сирийская оппозиция, иногда, принимающая очень странные решения (например, о передаче Тель-Авиву останков казненного шпиона) находится в явном замешательстве. Особенно после того, как Дж. Керри подчеркнул, что нынешняя администрация Белого дома не станет принимать участие в прямом военном столкновении с Дамаском и даже призвал оппозицию к участию в выборах наряду с Б. Асадом. Более того, глава госдепартамента открыто заявил: «Вам нужно бороться за нас, но мы за вас бороться не будем».

***

В связи с этим, появились опасения, что «умеренная» оппозиция может уже в открытую объединиться с «Ан-Нусрой» и ей подобными: к примеру, ориентирующийся на КСА Высший комитет по переговорам признал, что сотрудничает с радикалами. Не случайно, что в парламенте Великобритании задаются вопросом, кем же являются те 70 тыс. умеренных повстанцев, считающихся для Лондона союзниками?

Подобный исход событий, безусловно, станет очевидным провалом для «команды Обамы» с их искусной стратегией «загребать жар чужими руками», ведь все их усилия по подготовке «своих хороших парней» пойдут тогда прахом. Впрочем, остается еще «Новая сирийская армия», свежую кровь в которую пытаются влить не только американские, но и британские силовики. Однако их потенциал заметно уступает многим другим боевым формированиям, действующим на сирийской территории.

В целом же, создается впечатление, что на Западе все ждут президентских выборов в США, причем считается, что в случае победы Х. Клинтон сирийский конфликт ждет новый виток эскалации. И ведь что интересно – согласно WikiLeaks, по мнению самой главной «защитницы демократии», свержение режима в Дамаске является наилучшим способом помочь Израилю. А сирийские оппозиционеры считают ее тем человеком, кто хорошо разбирается в сирийском конфликте. Так за кого же тогда, в итоге, они воюют?!

Турция

В соседней с Сирией Турции обстановка тоже продолжает оставаться сложной, что связано с несколькими причинами, среди которых: обострение отношений с Багдадом; сложные взаимоотношения с Европой и США из-за их поддержки сторонников Ф. Гюлена; чистки оставшихся «гюленистов»; теракты и нападения боевиков РПК и ИГИЛ; а также военная операция в Сирии.

Что касается последней, то здесь успехи сменяются неудачами. Среди последних побед поддерживаемых Анкарой отрядов ССА стало освобождение ряда населенных пунктов, включая Дабик. Этот городок следует выделить отдельно, поскольку его освобождение от «игиловцев» несет немалый имиджевый и идеологический успех.

Интересной новостью стало и появление фетвы со стороны «Ахрар аш-шам», разрешающей сотрудничать с турецкой армией и позволяющей воевать с ИГИЛ. Эксперты рассматривают это как попытку Турции объединить в рамках операции многочисленные группировки, в т.ч. и тех, кто близок к радикалам (ведь те же «Ахрар» входят в коалицию «Джейш аль-фатх», где ведущую роль играют «нусровцы»). Кроме того, турецкая сторона заявила о намерении создать «зону безопасности» площадью в 5 тыс. кв. км и создании там новых поселений.

На этом фоне следующей целью турецкие власти обозначили Эль-Баб и Манбидж, но если первый находится в руках ИГИЛ, то второй контролируется курдами, которых вроде как поддерживает Вашингтон, но которых он, скорее всего, опять «кинет». А вот относительно Алеппо Р. Эрдоган прямо заявил, что данное место не является целью операции «Щит Евфрата». Он даже призвал группировки покинуть этот важный город «для сохранения жизней мирного населения». И здесь явным образом чувствуется негласная договоренность с Дамаском и Москвой.

По поводу же Ракки между турецкими и американскими властями споры продолжаются – предметом дискуссий является участие или неучастие в этой операции сирийских курдов. Те, в свою очередь, уже начали наступление на Ракку. Правительственные же войска вышли на рубежи, позволяющие им начать наступление на Эль-Баб, к которому двигается поддерживаемый Анкарой альянс ССА. В то же время, в Дамаске понимают, что взятие Ракки отрядами курдов вполне может привести к включению этого города в состав курдской федерации. Как теперь распутается этот узел, сложно сказать…

Те временем, боевики ИГИЛ сдаваться просто так не намерены. И последние их атаки на севере Сирии, в результате которых такфиристы сумели отбить у ССА несколько населенных пунктов, наглядное тому подтверждение. При этом даже усиление пограничного контроля помогает далеко не всегда – изощренность боевиков не знает предела. К примеру, они нередко прячут переправляемое оружие под женской одеждой и используют другие изощренные способы ведения войны вплоть до формирования кислотных дождей.

***

Взаимоотношения Анкары с Европой и США, как уже отмечалось, находятся на весьма тонком уровне. И здесь можно отметить два проблемных аспекта. Первый заключается в курдском вопросе, ведь американцы продолжают поддержку отрядов YPG, которые в Турции занесены в террористический список. Сам Эрдоган, порой, выступает с публичными обвинениями, тем более, когда поставляемое курдам вооружение «по ошибке» попадает к ИГИЛ.

При этом в самой Турции продолжаются боевые действия против отрядов РПК. В рамках этой борьбы турецкая армия проводит самую крупную в истории страны операцию на юго-востоке страны. На этом фоне по обвинению в «связях с курдскими террористами» были задержаны более 10 парламентариев из числа «Демократической партии народов», включая ее сопредседателя Салахетдина Демирташа, из-за чего ДПН приостановила свою деятельность в парламенте.

Второй проблемный аспект связан с Гюленом (выдавать которого Вашингтон явно не собирается) и его организацией FETÖ (которая пользуется благосклонностью ряда западных политиков). В итоге, турецкий президент даже назвал Германию «гнездом террористов».

Внутри же Турции «гюленисты» и их сторонники терпят полное фиаско. Причем под каток попадают практически все, кто хотя бы в минимальной степени подозревается в поддержке провалившегося путча. Прежде всего, это, конечно, военные: среди последних задержанных – три генерала, 45 офицеров, 105 военных имамов. Количество обвиненных в связях с Гюленом и оказавшихся под арестом составило уже более 32 тыс. Продолжаются и массовые увольнения: среди попавших под раздачу – 87 сотрудников турецкой разведки, сотрудники МИД, более 1.5 тыс. сотрудников тюрем, почти 13 тыс. полицейских. В целом, расследование проводится в отношении порядка 70 тыс. человек. Кроме того, за связь с FETÖ конфискации подверглось имущество более 60 бизнесменов; более 200 компаний оштрафованы на общую сумму в $2.7 млрд; более 250 компаний выставлены на торги.

Также в рамках антигюленовской кампании был арестован главный редактор популярной оппозиционной газеты Cumhuriyet. В знак протеста сторонники издания вышли на демонстрацию, которая была разогнана полицией с использованием водометов и слезоточивого газа.

Не забывает глава Турции и о своей давней мечте – принятии новой Конституции и превращения страны в президентскую республику. В связи с этим 1 октября Эрдоган заявил о необходимости скорейшего принятия нового закона страны. ПСР уже подготовила проект новой конституции, и референдум по этому вопросу может быть проведен в начале 2017 г.

Отношения с ЕС переживают кризис и по другой причине: Анкара критикует Брюссель «за невыполнение обещаний по вопросу безвизового режима», ЕС, в свою очередь, указывает на то, что Турция для этого «должна выполнить еще семь требований».

Неприятным сюрпризом для Анкары стало понижение 24 сентября рейтинговым агентством Moody’s кредитного рейтинга Турции до «мусорного» уровня Ba1. По мнению экономистов, финансовое положение в стране ухудшилось из-за политической нестабильности, а реакция правительства на попытку государственного переворота «препятствует ожидаемым реформам и верховенству закона».

Несмотря на все эти сложности, Анкара пытается проводить активную внешнюю политику на других направлениях. В частности, турецкий президент продолжает укреплять связи с Россией. В рамках этого российский президент В. Путин совершил визит в Турцию для участия в Мировом энергетическом конгрессе, где провел переговоры со своим турецким коллегой. В итоге, стороны договорились о возобновлении двух важнейших геоэкономических проектов. Главы двух стран обсудили и ситуацию в Сирии, результатом которых, видимо, и стало то негласное соглашение, о котором говорилось ранее.

Вообще, давление и игнорирование интересов Анкары западными державами турецким властям, видимо, изрядно надоело. В итоге, после того, как ЕС пригрозил туркам санкциями, а сирийские курды при поддержке США пошли в наступление на Ракку, Эрдоган сделал крайне важное заявление. По его словам, Турция наметила себе новый путь и теперь для нее не имеет значения мнение других.

***

В целом, Анкара продолжает играть серьезную роль в регионе, причем уже не только в Сирии, но и в Ираке. Однако на иракском направлении активность турецких властей встречает сильное противодействие со стороны Багдада. Наиболее спорными моментами стали: военное присутствие Анкары на базе Башика, и участие турецких войск в сражении за Мосул.

Основным проводником турецкой политики в районе Мосула считается бывший губернатор провинции Найнава Асил ан-Нуджейфи, собравший под своим командованием более пяти тысяч вооруженных бойцов. К тому же, в районе есть большие туркоманские общины. А в добавление ко всему этому, у властей Турции весьма хорошие отношения с «семьей Барзани», которая руководит иракским Курдистаном.

Что же касается целей Анкары, то считается, что турецкие власти пытаются, как можно прочнее, закрепиться в регионе, или, как минимум, поставить, где возможно, своих людей. Однако некоторые арабские эксперты полагают, что турки хотят вообще «перекроить карту региона и под предлогом защиты прав туркоманов присоединить к Турции населенные ими земли, в т.ч Мосул и даже Киркук». Военные специалисты предостерегают, что эти действия могут привести к еще одной региональной войне – теперь уже между Турцией и Ираком, что приведет регион к самой настоящей гуманитарно-экономической катастрофе.

Ирак

Главным событием для иракцев, безусловно, стала начавшаяся 17 октября операция по освобождению Мосула. В штурме города участвуют: иракские войска, курды, суннитские и шиитские ополчения, иранские военные советники, турецкие силы, международная коалиция. При этом уже с самого начала операции стали высказываться опасения, что такой состав наступающих может привести к раздорам, что сыграет на руку ИГИЛ.

Операция в Мосуле сопряжена и с гуманитарными вызовами – в городе могут оставаться до 1.5 миллиона человек, ведь покинуть город удается далеко не всем. К тому же, боевики пригоняют жителей близлежащих деревень для их использования в качестве «живого щита». Количество свезенных в Мосул людей достигло почти 50.000 человек.

На фоне сражения за Мосул в СМИ появились сообщения о поднятом, но подавленном восстании против ИГИЛ со стороны местной полиции, которая, несмотря на идеологические противоречия с экстремистами, летом 2014 г. вступила с ними в союз. Боевиков в городе, по разным оценкам, от 6 до 8 тыс., но добровольцев совсем мало. Кроме того, кто-то проводит точечную ликвидацию лидеров террористов, и специалисты высказывают интересные версии относительно того, зачем это делается.

Многие эксперты считают, что дни ИГИЛ сочтены и предсказывают скорое падение Мосула и Ракки. Однако другие полагают, что экстремисты могут уйти в подполье и разделиться на несколько автономных группировок, продолжая свою террористическую деятельность как в других странах, так и в самом Ираке. Так, 21 октября нападению подвергся г. Киркук. (Уже после атаки, в ходе специального рейда по подозрению в причастности к ней, был задержан двоюродный брат Саддама, что подтверждает версию о внутренней структуре ИГИЛ).

Об этом же говорит и аудиообращение аль-Багдади, в котором он обвинил суннитов Ирака в «предательстве», призвал к атакам против Турции и Саудовской Аравии, выступил против «Братьев-мусульман» и других групп в Сирии, назвав их всех «отступниками». В общем, стандартный «хариджитский» набор. Также он призвал совершать переселение в такие страны как Ливия, Афганистан, Египет, Сомали и Йемен, что указывает на поиск путей отхода. Не следует забывать и о тех «грязных играх», которые ведутся за спиной военной операции в Мосуле и которые вполне могут помочь боевикам найти себе новые места базирования.

***

Тем временем, западные эксперты вновь подняли тему раздела Ирака и Сирии как «лучшего пути разрешения кризиса и страданий иракских суннитов». В частности, об этом говорится в докладе, опубликованном Гудзонским университетом исследований, который известен своей произраильской позицией. Очевидно, что Запад вовсе не печется о правах суннитов, так же, как не думает о правах шиитов и курдов, а преследует сугубо личные интересы, пытаясь оставить регион в состоянии хаоса. Известная аналитическая компания Stratfor прямо пишет о том, что война в регионе расширится и затронет близлежащие государства. Это заявление тем более интересно на фоне разгорающегося между Турцией и Ираком кризиса.

Другими заметными событиями в стране можно назвать голосование в иракском парламенте, депутаты которого отправили в отставку министра финансов Х. Зибари из-за коррупции. Также парламентарии проголосовали за запрет импорта и продажи алкогольной продукции в стране, что вызвало протест части населения.

Одним из тревожных моментов для иракцев считается и наличие в стране более сотни военизированных группировок, большинство которых не подчиняются центру, который, впрочем, и сам по себе достаточно слаб. Кто этим может воспользоваться – не секрет. Как уже перестало быть секретом, кто в действительности стоит за видеообращениями «Аль-Каиды»…

Иордания

Основным событием для иорданцев стали прошедшие 20 сентября парламентские выборы, в которых большинство получили провластные кандидаты. Представители «Фронта исламского действия» получили 16 из 130 мест. ФИД включал в себя и членов иорданского филиала «Братьев-мусульман», переживших ранее в этой стране раскол и разделившихся на две части: одна получила право на ведение политической деятельности, другая – оказалась под запретом. (Следует отметить, что иорданские «ихваны» бойкотировали выборы последние 9 лет).

Резонансным событием в стране стало убийство известного журналиста христианского происхождения Н. Хатира, который был застрелен у здания суда, куда он был вызван по обвинению в оскорблении религиозных чувств.

Помимо этих событий, в Иордании можно выделить несколько острых и злободневных тем, которые активно обсуждаются в обществе. Среди них:

— соглашение по экспорту израильского газа, которое отвергается большинством иорданцев;

— глубокий экономический кризис, рост цен, инфляции и госдолга, а также опасения граждан относительно введения новых налогов (вообще, экономический кризис все больше угрожает безопасности и стабильности страны, поэтому правительство начинает поиск путей его преодоления, среди которых: помощь от стран Залива, развитие туристического сектора, привлечение инвестиций, новые налоги);

— изменение образовательных программ страны, которое проводится, однако, весьма радикально: например, из книг берут и удаляют коранические аяты, связанные с военными действиями против иудеев, что приводит к массовым акциям протеста;

— все большая вероятность вовлечения Аммана в сирийский конфликт, и превращение Иордании в базу для оказания давления на Дамаск, как ответный шаг Запада в случае падения Алеппо;

— увеличение количества террористических ячеек в стране и опасения терактов (считается, что именно нервозная обстановка привела к убийству трех американских инструкторов, застреленных у военной базы после того, как они не подчинились приказу и не остановили свой автомобиль).

Ливан

В Ливане завершился политический кризис, который продолжался более двух лет. 31 октября большинством голосов президентом страны был избран отставной генерал М. Аун. В своей речи при принятии присяги он обещал сохранить страну вдали от бушующего в регионе огня, не ввязываться в региональные конфликты и бороться с терроризмом. Новоизбранный президент получил поздравления не только от Ирана, России и Сирии, но и от западных держав, а также Саудовской Аравии, где такому итогу сопротивлялись до последнего.

Примечательно, что решающую роль в избрании Ауна сыграл Саад аль-Харири, лидер движения «Мустакбаль», ближайший союзник саудовцев. Как же получилось, что союзник Эр-Рияда проголосовал за союзника «Хизбуллах»? Эксперты объясняют это несколькими причинами: давлением международного сообщества; соглашением между Ауном и Харири, в результате которого последний получил возможность стать главой правительства.

Однако главной причиной такого поворота событий аналитики считают охлаждение отношений Харири с саудовскими властями, прежде всего, с нынешним наследным принцем КСА, Бен Наифом. Отношения испортились после того, как в беседе со следователем международного суда Харири назвал принца «палачом», что было сразу же сообщено Бен Наифу. В свою очередь, эти слова могли быть вызваны тем, что появилась информация о причастности саудовских и израильских спецслужб в убийстве отца Саада, Рафика Харири.

Серьезные трения между сторонами привели к задержкам зарплат компании ливанского политика в КСА. Кроме того, саудовские власти избегали встреч с Харири и не отвечали на его телефонные звонки. Харири даже не был приглашен на ужин во время ифтара в Рамадан, организованный саудовским посольством в Бейруте. При этом соратники ливанского премьера по партии все так же финансируются Эр-Риядом. Все это, по мнению специалистов, привело к тому, что Харири решил выйти из саудовской тени, чтобы стать истинно национальным политиком, опирающимся не на другие страны, а на свой народ.

Такие значительные для Ливана события однозначно оцениваются как глубокий переворот в ливанской политической элите, что может иметь далеко идущие последствия. Пока же Аун поручил Харири сформировать новое правительство Ливана. Эта задача достаточно сложна, учитывая имеющиеся противоречия как межу политическими силами, так и внутри самого «Мустакбаля», часть членов которого уже выступила против своего лидера.

К тому же, ситуация в экономике Ливана тоже далеко не лучшая: долги страны превысили $70 млрд, что на фоне сокращения помощи от аравийских монархий, а также падения доходов от туристического сектора и наплыва беженцев ставит страну в сложное положение.

Палестина

Палестинские власти не прекращают попыток получить статус полноправного члена ООН. Палестина имеет статус государства-наблюдателя ООН, который она получила в 2012 г. Для получения же полноправного статуса нужно согласие Совета Безопасности, что пока невозможно из-за вето США, главного союзника Израиля. На этом фоне The Wall Street Journal пишет, что Б. Обама все же готов рассмотреть вопрос об официальном признании за Палестиной статуса государства.

Тем временем, отношения между лидерами Газы и Западного берега немного потеплели, что стало заметно после встречи в Катаре М. Аббаса и Х. Машааля, которые договорились идти по пути создания правительства национального единства. 2 ноября, в день принятия печально известной «декларации Бальфура», Машааль выступил с призывом объединить усилия ХАМАС с ООП для достижения национального единства.

Весь драматизм ситуации в Палестине можно увидеть в заявлении постоянного представителя России при ООН: «При текущих темпах, с которыми израильтяне ведут освоение палестинских земель, точка невозврата будет достигнута уже в обозримой перспективе, а после ее преодоления останется лишь одна опция – одногосударственная. Вряд ли такой исход выгоден Израилю, о чем заявляет и его руководство. Но своими действиями, тем не менее, Тель-Авив ведет именно к этому».

Для предотвращения этого сценария палестинцы призывают оказать давление на Израиль. Однако, имея поддержку США, Тель-Авив не спешит выполнять договоренности, что делает создание палестинского государства непростой задачей. Даже простое принятие резолюции в ЮНЕСКО, осудившую израильские власти за нарушение статус-кво святых мест Иерусалима, было воспринято Вашингтоном в штыки. При том, что в сентябре Белый дом заключил с Израилем соглашение о выделении ему военной помощи на сумму в $38 млрд! А в то же время ООН не хватает денег для оказания помощи палестинским беженцам – это ли не верх цинизма?

Руслан Раминов, специально для портала

Muslim Politic

Tags: , , ,

Comments are closed.