ТОП 10. Главные события 2016 года с прицелом на 2017-ый: куда вернулась Турция, как Алеппо повлиял на Мосул, что принесет «эра Трампа» и многое другое

Опубликовано: 16.01.2017

2016-ый год, особенно последняя его часть, был насыщен важными и знаменательными событиями, часть которых уже изменила международную повестку дня, а часть еще может оказать на мировые процессы самое серьезное влияние.

Design background element

Часть I

Некоторые из топ-событий тесно увязаны друг с другом, и потому приводить и анализировать их лучше в связке друг с другом, а не по календарному расположению. В связи с этим в первой части нашего годового обзора описываются те важнейшие, на наш взгляд, события, которые произошли на «горячем» Ближнем Востоке…

1) Изменение внешней политики Турции

11Первым из топ-событий, случившихся в 2016 г., следует поставить смену внешнеполитического курса Турции, поскольку это привело к значительным переменам не только на Ближнем Востоке, но, пожалуй, и во всем мире.

Как известно, одним из основных пунктов турецкой внешней политики долгое время был принцип «ноль проблем с соседями», однако затем Анкара постепенно стала от него отходить. Вместо этого власти Турции начали принимать активное участие в региональных, и не только, процессах, и многие эксперты стали высказывать мнение о т.н. «неоосманизме», т.е. возрождении османских амбиций.

Однако конфликты с соседями серьезно подорвали экономический потенциал страны. А еще более серьезной угрозой для Анкары стала возможность появления на севере Сирии курдского федеративного региона. Все это в совокупности с другими факторами привело к тому, что турецкое руководство приняло решение вернуться к прежнему курсу, начав восстанавливать испорченные ранее отношения. Причем коснулось это не только России, но и Ирана, а также Египта и даже Израиля.

Интересно, что данный процесс проходит на фоне ухудшения отношений с Европейским Союзом, хотя за последние годы обе стороны сделали немало шагов навстречу друг другу и вполне могли дойти до начала процесса вступления Турции в ЕС. С другой стороны, было ощущение, что европейцы этого совсем не хотят, и потому найдется не одна причина откладывать переговоры все дальше и дальше. В итоге, переговорный процесс был вообще «заморожен», и, по сути, Европа повернулась к Турции спиной, что в еще большей степени развернуло турецкие власти на Восток.

Одним из важнейших результатов разворота Анкары стало возобновление переговоров по строительству газопровода «Турецкий поток». Если этот проект воплотится-таки в жизнь, его значение трудно будет переоценить – все страны, по которым транзитом идет в Европу российский газ, разом потеряют для Старого света свою значимость. Также заметно снизится и то влияние, которое оказывают в этом вопросе на европейцев США.

Следует отметить и еще один аспект: в ряде СМИ нередко можно встретить миф о том, что к смене внешнеполитического курса Анкару подвигла якобы попытка государственного переворота, что абсолютно не соответствует хронологии событий – путч как раз был устроен вследствие смены курса, что хорошо видно по датам. Так, еще в конце марта турецкие правоохранительные органы произвели арест А. Челика, обвиняющегося Москвой в причастности к расстрелу российского пилота О. Пешкова. Тогда же Р. Эрдоган едва ли не впервые официально объявил о необходимости возобновления сотрудничества между Турцией и Россией. А в начале мая занимавший в то время пост премьер-министра А. Давутоглу заявил о своей отставке. Вместо него был назначен близкий соратник турецкого президента Б. Йылдырым, который уже был известен своим отрицательным отношением к конфликту с Россией, и который впоследствии и озвучил смену внешнеполитического курса страны.

В конце июня Р. Эрдоган направил письмо В. Путину с глубоким сожалением относительно сбитого самолета и погибшего пилота. Именно после этого в Турции и произошла попытка путча, что является следующим важнейшим событием из ТОП 10 за 2016-ый год.

2) Попытка государственного переворота в Турции

37Мятеж военных в Турции, осуществленный в ночь с 15 на 16 июля, стал пятым за современную историю страны, но, в отличие от предыдущих, полностью провалился. Существует несколько основных версий, объясняющих причину того, почему этот путч не удался.

Первой и основной версией считается спонтанность и отсутствие подготовки у организаторов и участников неудавшегося переворота. И это вполне объяснимо, если мятеж был вызван именно сменой внешнеполитического курса Анкары – в этом случае времени на подготовку действительно было совсем немного, поскольку трансформация турецкой внешней политики, как это видно сейчас, произошла достаточно быстро, приведя к серьезным геополитическим изменениям.

Вторая версия (которая вполне сочетается с первой) – удачное спасение президента страны Р. Эрдогана. Турецкий лидер, как минимум, дважды избежал гибели: а) в самолете, который мог быть сбит истребителем путчистов; и б) еще до этого, в Мармарисе, откуда глава страны успел выехать буквально за полчаса до прибытия мятежников. В последнем случае, большую роль, согласно ряду СМИ, сыграли российские разведслужбы, предупредившие Эрдогана о готовящемся покушении. И учитывая состоявшийся вскоре визит турецкого президента в Санкт-Петербург и заключенные там важнейшие договоренности, такое предупреждение вполне укладывается в логику произошедших событий.

Третьей важной причиной провала переворота (вытекающей из второй) стало участие простого народа, который по призыву своего президента вышел на улицы, спутав путчистам все карты. Это еще раз показало, насколько важной для руководства страны является поддержка населения, чего едва ли возможно добиться в современную эпоху без справедливой социальной политики.

Наконец, четвертой версией (ее придерживается небольшая часть экспертов) считается инсценировка или непрепятствование путчу со стороны самих властей. Поражение мятежников действительно оказалась для Анкары подарком. Но возможно ли допустить, что власти и спецслужбы знали или догадывались о выступлении военных и даже дали им это сделать? По правде говоря, верить в это совсем не хочется…

Так или иначе, провал военного переворота привел Турцию к значительным внутри- и внешнеполитическим изменениям. Внутри страны начались колоссальные масштабные чистки практически во всех сферах – от военно-политической до экономической и образовательной. И в первую очередь они коснулись главных обвиняемых – членов организации FETÖ (т.н. «гюленистов»), причем не только в самой Турции, но и в других государствах.

Во внешней политике турецкие власти в еще большей степени утвердились в правильности смены курса, ведь за путчистами явным образом прослеживались определенные «прозападные» силы. По крайней мере, Эрдоган открыто заявил, что и США, и Евросоюз, и поддержавшие мятеж аравийские монархии «воткнули Турции нож в спину».

Попытки оказать влияние на Анкару на этом не завершились – 19 декабря в турецкой столице был застрелен посол России в Турции А. Карлов. (Причем убийцей оказался тот, кто претендовал на роль телохранителя Эрдогана!). Ранее такого рода покушения могли привести к серьезному двустороннему обострению вплоть до объявления войны. Но политическая мудрость лидеров двух стран не позволила поддаться на эту явную провокацию.

Курс же Анкары на сближение с Москвой и Тегераном привел к значительным изменениям на сирийском направлении, одним из которых стала турецкая военная операция на севере Сирии.

3) «Щит Евфрата»

16Турецкая военная операция получила название «Щит Евфрата», что недвусмысленно намекало на главную цель Анкары: недопущение соединения двух курдских анклавов на севере Сирии и появления там федеративного курдского региона. Дело в том, что уже давно турецкие власти объявили о т.н. «красной черте», пересечение которой курдскими отрядами считается для Турции неприемлемым. Этой «чертой» была названа р. Евфрат.

«Спусковым крючком» для Анкары стало взятие курдами в середине августа г. Манбидж и их дальнейшие планы на Джараблус и Эль-Баб. Фактически, это открывало им дорогу на Африн – столицу второго курдского анклава на севере Сирии. И это означало бы появление единой курдской автономии под контролем «Партии “Демократического союза”» (PYD), тесно связанной с «Рабочей партии Курдистана» (РПК), в непосредственной близости от турецкой границы…

Другой целью Анкары было изгнание из региона боевиков ИГИЛ и создание там т.н. «буферной зоны», которую контролировали бы союзные туркам отряды из «Свободной сирийской армии» (ССА) под непосредственным управлением турецких военных.

На первом этапе операции, начавшемся 20 августа, наступление было направлено на Джараблус, который вскоре был взят практически без боя. А уже 3 сентября началась вторая фаза, направленная на два других важных населенных пункта – Ар-Раи и Эль-Баб. Но если из первого боевиков выбили достаточно быстро, то взять с ходу второй оказалось совсем не просто. Именно в сражении за Эль-Баб по-настоящему оказались задействованы турецкие военнослужащие, которые ранее оказывали лишь второстепенную поддержку отрядам ССА. Здесь же «игиловцы» решили оказать серьезное сопротивление, в результате чего бои за город перешли и на 2017 год.

Важнейшим аспектом, без которого Турция едва ли смогла бы начать собственную военную операцию в Сирии, стало негласное соглашение с Дамаском, Тегераном и Москвой. Это подтверждается, как минимум, двумя фактами: а) «Щит Евфрата» начался после неоднократных визитов представителей турецких спецслужб в Дамаск и на фоне сближения Анкары с Москвой; б) военная операция проходит при поддержке ВВС Турции, которые не залетали в сирийское воздушное пространство с конца ноября 2015 г. по причине развертывания в регионе российских ЗРК.

Наконец, в пользу существования соглашения говорит и то, что российские ВКС поддержали Анкару при штурме Эль-Баба, а турецкое руководство довольно спокойно отреагировало на потерю оппозиционными силами восточного Алеппо, битва за который стала еще одним важнейшим событием 2016 года.

4) Сражение за восточный Алеппо

26Битва за восточную часть Алеппо многими специалистами рассматривается если не переломной, то крайне важной и знаменательной с точки зрения всего сирийского конфликта. Причин тому несколько – например, этот район удерживался силами оппозиции аж с лета 2012-го, т.е. более 4-х лет. К тому же, даже эта, далеко не вся часть города, крупнее большинства других сирийских городов, ведь Алеппо нередко именуют «второй столицей» Сирии. Наконец, именно в восточном Алеппо располагались штаб-квартиры многих оппозиционных группировок и оперативные центры различных альянсов и коалиций.

Одним из свидетельств значимости сражения за Алеппо стал и факт заключения перемирия между Дамаском и большей частью вооруженных формирований, которое произошло только после окончания боевых действий в этом городе. (Данное событие – режим прекращения огня – также крайне значимо, но поскольку оно тесно связано с битвой за Алеппо и вступило в действие лишь 30 декабря, отдельно упоминать о нем пока было бы преждевременно).

Что же касается хронологии, то предварительная фаза сражения за город началась еще в конце июня и завершилась полным окружением оппозиционных сил. И хотя в августе осаду удалось частично прорвать, это стало лишь временным успехом – уже в начале сентября восточный Алеппо вновь оказался полностью окружен. После небольшой передышки начался новый этап операции, приведший к закреплению правительственных сил в целом ряде кварталов. 20 октября при посредничестве международных сил была объявлена гуманитарная пауза, в ходе которой были организованы специальные коридоры для выхода мирных граждан и тех членов вооруженных формирований, кто согласился на эвакуацию в соседнюю провинцию Идлиб.

15 ноября начался штурм последних антиправительственных оплотов в восточном Алеппо. Перелом же, фактически, наступил 25-26 ноября, когда оппозиционеры были выбиты из квартала Ханано, что разрезало их позиции на две части. После этого практически у всех экспертов уже не оставалось сомнений в конечном исходе битвы. Боевые действия, по сути, прекратились 13-14 декабря, когда большинство вооруженных формирований приняли условия капитуляции, вслед за чем началась их эвакуация в Идлиб. Отдельные, наиболее непримиримые группы боевиков продолжали нападать на войска еще несколько дней, но вскоре все вооруженные очаги были ликвидированы. 22 декабря считается окончанием битвы за Алеппо.

Очевидно, что главной составляющей успеха Дамаска и неудачи оппозиционеров стал военный фактор, причем следует отметить, что на стороне первого сражались не только армейские подразделения и шиитские ополченцы, но и суннитские отряды из числа уже давно проживавших в Сирии беженцев из Палестины. (Члены ряда группировок нещадно терроризировали палестинцев вплоть до публичных казней детей, что, конечно же, вызвало по отношению к боевикам лютую ненависть).

При всем при этом следует отметить и фактор дипломатии – без нее бои могли затянуться, ведь известно, что часть отрядов, спонсирующихся Анкарой, как и сама Турция в целом, не оказали той поддержки, на которую рассчитывали осажденные. Не случайно многие из них считают, что турецкие власти «сдали Алеппо», а аравийские монархи за глаза обвиняют Анкару в «предательстве интересов арабских стран».

Как уже упоминалось, многие эксперты считают сражение за Алеппо «знаменательным с точки зрения всего сирийского кризиса». А израильские эксперты и вовсе полагают, что установление контроля над этим городом означает победу Дамаска в конфликте. При этом некоторые сравнивают это событие с битвой за Мосул, которая практически параллельно началась в соседнем с Сирией Ираке.

5) Наступление на Мосул

38О начале операции по освобождению Мосула иракские власти объявляли неоднократно, но каждый раз, в силу определенных причин, она либо завершалась практически не начавшись, либо останавливалась далеко от самого города. К примеру, в марте и августе прошлого года армейские подразделения и курдские отряды два раза начинали наступление на «столицу» ИГИЛ, но останавливались где-то в 40-50 км от города.

Поэтому когда в октябре было объявлено о новом наступлении на Мосул, это было воспринято не слишком серьезно. К тому же, множество аналитиков и специалистов выступили с предупреждениями относительно разнородности состава наступающих. И действительно: правительственная армия, курдские «пешмерга», шиитские и суннитские ополченцы плюс международная коалиция во главе с Вашингтоном, да еще и турецкие войска, желавшие принять участие в сражении – все они, хотя и объединены целью изгнать ИГИЛ, тем не менее, имеют свои собственные интересы, часто не совпадающие друг с другом. С другой стороны, на фоне боев в Алеппо и приближения выборов в США было ощущение, что освобождение города более чем реально.

Первая фаза операции, начавшаяся 16-17 октября, прошла как по маслу – уже 31 октября армейские подразделения дошли непосредственно до городских кварталов, чего еще никогда не достигалось в войне с «игиловцами». Теперь уже казалось, что ждать полного освобождения города осталось совсем недолго.

При этом складывалось впечатление некоего заранее написанного сценария, согласно которому второй по величине город в Ираке должен быть взят раньше Алеппо. Об этом свидетельствовало и то, что, согласно американским военным, «взятие Мосула рассматривалось “демократами”, покидавшими Белый дом, как козырная карта в предвыборной игре; на кону стояла победа Х. Клинтон». Но произойти это могло только в одном случае – экстремисты должны были сдать город: либо сдавшись, либо уйдя в Сирию. Если данная версия верна, то ловко составленный план был явно нарушен, и не в последнюю очередь благодаря тому, что информация о нем просочилась наружу, после чего основные маршруты отхода боевиков стали брать под контроль иракские ополченцы. Более того, о необходимости следить за иракско-сирийской границей заявили и в России, что намекало на возможность нанесения авиаударов по ИГИЛ не только в Сирии, но и в самом Ираке.

В итоге, сражение за Мосул серьезно затянулось и плавно перешло на 2017 год. Правда, 29 декабря начался новый этап операции, и в ходе последних боев правительственные войска добились серьезного продвижения. Но не следует забывать, что пока боевые действия ведутся лишь в восточной части города, которая, хотя и крупнее западной, но менее населенная. В связи с этим мосульская битва может растянуться на несколько месяцев. Если, опять же, не произойдет что-нибудь неординарное. Например, ИГИЛ надоумят перебросить подкрепление из Ракки, а выдохшаяся армия не сможет остановить наступление экстремистов на Багдад. Курды, естественно, вмешиваться не станут, а коалиция во главе с Вашингтоном отойдет в сторонку, используя радикалов для осуществления далеко идущих планов относительно Ирана. Возможен ли такой вариант, учитывая, что вот уже и в Афганистан возвращаются элитные отряды американских морских пехотинцев? К сожалению, вполне.

Как это не парадоксально, но неожиданные развороты для Ближнего Востока уже давно стали обыденностью. Так и в Ираке – к примеру, страна подошла к новому внутриполитическому кризису. На этот раз Багдад может ожидать возвращение в большую политику отстраненного от власти экс-премьера Н. аль-Малики, который, как известно, пришел к власти на американских штыках. И на фоне неожиданного блицкрига ИГИЛ он вполне может получить возможность для повторного возвращения во власть.

Часть II

Знаменательные события происходили в 2016 г. не только на Ближнем Востоке, но и в других районах земного шара. И некоторые из них были связаны с серьезными политическими изменениями во властных структурах целого ряда государств. Об этих и других важнейших событиях – вторая часть нашего годового обзора…

6) Ослабление «красного пояса» в Латинской Америке

7Последние годы ознаменовались для латиноамериканского региона обстоятельной трансформацией политических режимов, и прежде всего, в странах т.н. «красного пояса». Так, еще осенью 2015 г. сменилась власть в Аргентине, где президентом стал представитель «консервативных либералов». А в апреле 2016-го стало ясно, что к власти в Перу также приходят сторонники либеральной идеологии. Но главной целью для противников социалистов стало крупнейшее государство региона – Бразилия. Итогом долгой политической кампании стал импичмент бразильскому президенту Д. Русеф и ее отстранение от власти, окончательно осуществленное уже в августе.

За последний год в очень сложной ситуации оказался и наследник У. Чавеса, президент Венесуэлы Н. Мадуро. На фоне низких цен на нефть и слабой экономики, которую подтачивают внешние и внутренние силы, его положение становится все более уязвимым. В мае прошлого года оппозиция даже сумела подать петицию о проведении референдума по отстранению президента от власти. Пока венесуэльские власти, что называется, отбились, но не исключено, что в 2017 г. официальный Каракас столкнется с еще большими трудностями.

Существенные изменения произошли и на Кубе – администрация Б. Обамы сумела выстроить неплохие отношения с Гаваной и улучшила их до максимального за всю современную историю уровня. В каком направлении поплывет теперь «Остров Свободы», говорить однозначно эксперты уже не решаются. Особенно после того, как в ноябре скончался бессменный лидер кубинской революции Ф. Кастро.

В чем же причина таких значительных метаморфоз в, казалось бы, уже полностью «покрасневшем» регионе? Объяснение здесь, по сути, одно – за Латинскую Америку всерьез взялись в Вашингтоне. Да, конечно, в каждом из здешних государств есть свои экономические и политические проблемы, но где их нет? Однако именно здесь, как по мановению волшебной палочки, начался процесс раздачи «пряников» для одних антиамериканских режимов и «кнутов» для других. Не слишком ли странным выглядит такое совпадение? Учитывая, что администрация Обамы обвинила Дж. Буша-младшего в том, что тот слишком много внимания уделял Ближнему Востоку, в результате чего проморгал Латинскую Америку. В связи с этим совсем не удивительной выглядит та смена приоритетов, которая произошла с США при Обаме, а именно – перенаправление основных сил с Ближнего Востока на Тихоокеанский регион (с целью давления на Китай) и Латинскую Америку, чтобы не допустить усиления антиамериканского Боливарианского альянса.

Продолжится ли эта политика после Обамы, сказать пока сложно – она может, как ослабеть, так и, напротив, усилиться. Но с большой долей вероятности можно спрогнозировать, что проблемы отдельных латиноамериканских государств едва ли исчезнут просто так. Помочь им в решении части экономических сложностей могут цены на энергосырье, и здесь определенный оптимизм внушает то соглашение, которое заключили в конце прошлого года страны ОПЕК и ряд других крупнейших экспортеров нефти…

7) Нефтяное соглашение

11Договору о сокращении добычи нефти предшествовали долгие месяцы переговоров и встреч на самом высоком уровне. Первые серьезные подвижки в этом направлении случились еще в январе прошлого года, когда со стороны России была озвучена готовность координации со странами ОПЕК. Уже в феврале представители ОПЕК и РФ достигли предварительного соглашения и настроились на скорое подписание договора. Казалось, что апрельская встреча членов ОПЕК и стран, не входящих в эту организацию, расставит все точки над «i», но не тут-то было. Подписание документа было сорвано, и создалось впечатление, что возобновления переговоров ожидать уже не приходится.

Однако в сентябре эта идея была озвучена российским президентом В. Путиным, после чего на полях саммита G20 состоялось подписание совместного с Саудовской Аравией документа о стабилизации нефтяного рынка. Как считают экономисты, это дало серьезный импульс к дальнейшему обсуждению данного вопроса. В этом же месяце в Алжире состоялась переломная встреча членов ОПЕК, на которой они сумели-таки достичь договоренностей об ограничении добычи, и в конце ноября в Вене ими был подписан соответствующий официальный документ. Наконец, 10 декабря Организация стран экспортеров нефти и 11 не входящих в нее государств поставили свою подпись под документом, согласно которому они обязуются сократить добычу нефти.

Данное соглашение эксперты называют историческим и, в какой-то мере, уникальным, поскольку впервые крупнейшие производители и экспортеры нефти заключили совместный договор. Ранее такого рода соглашения принимались только в рамках ОПЕК. Главными инициаторами нового нефтяного договора стали Россия и Саудовская Аравия, поскольку бюджеты обоих государств страдают все больше и больше. Эр-Рияду, к примеру, пришлось сокращать зарплаты, вводить новые налоги и отменять крупнейшие проекты. Более того, речь даже стала заходить о взятии денежных средств в долг.

При всем при этом, именно КСА считается одним из инициаторов той нефтяной ценовой «войны», которая началась еще в 2014-15 гг. На первый взгляд такая ситуация кажется абсурдной, но, согласно одной из версий, все объясняется довольно легко – саудовцев вынудили пойти на такой шаг американцы. У обеих сторон были свои интересы: первые хотели ослабить Иран, вторые – Россию, и, в какой-то мере, особенно в свете сирийского конфликта, это устраивало и тех, и других. Но запас прочности Эр-Рияда постепенно заканчивался, а задуманный результат так и не был достигнут. В итоге, власти КСА пришли к выводу о необходимости завершения этой самоубийственной политики.

Свою роль сыграло и российское руководство. Прежде всего, Москва согласилась сократить добычу, чего требовали саудовцы, и без чего они едва ли подписали бы соглашение. К тому же, представители РФ не опустили руки после апрельской неудачи и, по сути, стали одним из главных знаменосцев этого процесса: вклад России был признан на уровне генсека ОПЕК.

После заключения договора цена на нефть резко пошла наверх, и хотя, порой (в силу объективных и субъективных факторов), она отыгрывает назад, тенденция на ее увеличение видна невооруженным взглядом. Кто от этого выиграл? Практически все нефтедобывающие страны. Проиграли же, главным образом, те силы, кто хотел повторить сценарий 1980-х, когда в результате похожего маневра просела экономика СССР.

В какой-то мере остались в проигрыше и покупатели сырья – кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, но проблем им это явно добавило. Не стал исключением и Евросоюз, для которого 2016 год стал самым настоящим испытанием на прочность…

8) Brexit

37Прошедший год принес ЕС то, что вчера еще казалось абсолютно невозможным – из Европейского союза решила выйти Великобритания. Причем решение это приняли не королевская семья или политическая элита, а простой народ.

Состоявшийся 23 июня референдум о выходе или невыходе британцев из Евросоюза был одним из предвыборных обещаний премьер-министра страны Д. Кэмерона, и потому он не мог о нем просто взять и «забыть». При этом сам премьер выступал за сохранение Туманного Альбиона в составе ЕС и делал для этого все возможное. Однако сами британцы решили иначе, после чего Кэмерон был вынужден уйти в отставку, и в стране произошла смена политического режима. Лондону же не остается ничего другого, как начать процедуру выхода из Европейского союза. (Кстати, относительно Great Britain существует версия, что силы, стоящие за «Демократической партией» США, планируют осуществлять теперь свою политику в основном руками этой страны, т.к. в самой Америке главных рычагов власти у них теперь не будет, минимум, несколько лет).

Что же касается Евросоюза, то сам по себе выход Великобритании из этой наднациональной структуры не является для нее разрушительным – все-таки Лондон всегда стоял особняком, достаточно вспомнить о сохранении собственной валюты в отличие от других европейских стран, заменивших свои франки, марки и другие национальные валюты на «евро». Но британский пример породил среди европейцев моду на Brexit (такое сокращенное от “Britain” и “Exit” название получил прошедший в Великобритании референдум). Это событие придало новый импульс сторонникам национальных государств и одновременно противникам «устаревшей, бюрократической, коррупционной» (как они считают) системы во главе с Брюсселем. Ряд европейских политиков уже объявили о необходимости проведения подобного рода референдумов в своих странах, и, в случае занятия ими высоких постов, они вполне могут их провести.

Каким, в итоге, путем пойдут европейцы? От этого вопроса зависит судьба не просто одной Европы, но, по сути, и всего мира, поскольку влияние европейского региона на земной шар едва ли можно переоценить. Возможно, что в 2017 г. ответ на этот важный вопрос прояснится, тем более, что у расположенного за океаном главного союзника Евросоюза начинается новая эра – «эра Трампа».

9) Победа Трампа

9Успех Д. Трампа на президентских выборах в США, состоявшихся 8 ноября, стал, пожалуй, самым важным и одновременно самым неожиданным событием за весь 2016 год. Казалось, что все расклады сходятся на другом кандидате – Х. Клинтон, но, похоже, «демократы» слишком рано уверились в своей победе, недооценив настроения простого народа.

О причинах поражения Клинтон можно говорить долго: тут и усталость американцев от одних и тех же фамилий во власти; и недовольство правлением «демократа» Обамы; и простота «своего парня» Трампа; и многое другое. А вот представители «Демократической партии» решили объяснить свое поражение «происками российских хакеров», не понимая, что даже если они сумеют протолкнуть эту идею в качестве основной причины, то вопросы, связанные с опубликованными сайтом WikiLeaks документами, все равно останутся. А они были столь серьезными, что ими был вынужден заняться даже глава ФБР, являющийся сторонником «демократов».

Но все эти внутриамериканские проблемы теперь уже мало интересуют экспертное сообщество. Одним из вопросов, которым задаются аналитики, является работоспособность «команды Трампа» в том смысле, что слишком уж разные люди с разными идейными векторами в ней собрались. Да и выдвинувшая Трампа «Республиканская партия» в последнее время представляет собой самый настоящий «винегрет». Удастся ли новоизбранному президенту сгладить все противоречия внутри своей команды, от этого зависит если не все, то многое.

Но главным вопросом, которым задаются специалисты, является то, каким образом будет строиться политика нового президента США. Будет ли это изоляционизм, или союз с одними против других, или и то, и другое вместе взятое? Пока все идет к тому, что Трамп попытается осуществить третий сценарий. И в этом случае роль «друга» будет предложена России, а в роли врага окажется Китай. Еще одним врагом будет назначен Иран, тогда как ближайшим союзником станет Израиль. Новый расклад выглядит весьма привлекательным, но не следует забывать о том, где бывает бесплатный сыр.

Интересно, что во времена правления Обамы все было с точностью до наоборот: в первый президентский срок главный «демократический» идеолог З. Бжезинский пытался воплотить в жизнь т.н. «вариант Chimerica» (China + America), направленный против Москвы; во второй президентский срок Обама пытался «подружиться» с Ираном и всячески «ссорился» с Израилем…

10) Историческая резолюция

34Последней «ссорой» администрации Обамы с Тель-Авивом стало принятие Советом безопасности ООН 23 декабря резолюции, осуждающей Израиль за строительство поселений на оккупированных палестинских территориях. Взятие слова «ссора» в кавычки далеко не случайно – дело в том, что «команда Обамы» ссорится не с Израилем как таковым, а с тем режимом, который его возглавляет, и, прежде всего, с Б. Нетаньяху. «Демократы» являются такими же союзниками Тель-Авива, как и «республиканцы», и никогда не сделают таких шагов, которые позволили бы навредить Израилю в целом. Одним из подтверждений этому являются, к примеру, слова Клинтон о том, что «лучший способ помочь Израилю – это сменить власть в Дамаске».

Другое дело, что на путь развития Израиля стороны смотрят по-разному. Так, «республиканцы» (и особенно «неоконсерваторы») в большинстве своем поддерживают курс Нетаньяху на игнорирование проблем палестинцев и их выдавливание, в т.ч. посредством строительства поселений. «Демократы» же считают, что такие шаги приводят к эскалации арабо-израильского конфликта и предлагают урегулировать ситуацию путем создания отдельного Палестинского государства. Обе стороны имеют в Израиле своих сторонников, как среди простого народа, так и на уровне политической элиты. Но позиции приверженцев жесткой линии в отношении палестинцев здесь настолько сильны, что практически любые переговоры об этом воспринимаются как «предательство» и даже могут привести к убийству высших должностных лиц. Именно так, к примеру, случилось в 1995 г. с И. Рабином, которого застрелил израильский ультраправый экстремист.

Следует понимать, что давление Обамы и его европейских союзников на Тель-Авив осуществлялось не столько в защиту Палестины, сколько в надежде на смену израильского режима. И не препятствование принятию резолюции четко укладывается в эту схему. (Не случайно, сразу после этого Нетаньяху был вызван на допрос по подозрению в коррупции). Израильский же премьер столь резко отреагировал на решение Совета безопасности, что, фактически, объявил «войну» всему миру в рамках чего даже призвал евреев покинуть Францию. Только за то, что Париж стал одним из инициаторов продвижения документа в ООН.

Что же касается уникальности резолюции, то ее действительно можно считать исторической, поскольку в последний раз подобного рода документ принимался в 1980 г., т.е. более 35 лет назад. С тех пор проекты резолюций либо просто не доходили до голосования, либо США неуклонно пользовались правом вето, блокируя практически любые документы, осуждающие Израиль.

Конечно, само по себе принятие резолюции изменить ситуацию для палестинцев не в состоянии. Но, во-первых, как уже упоминалось, это событие может привести к мощному давлению на израильский режим изнутри вплоть до отставки премьера. Во-вторых, принятый документ может существенно осложнить дипломатические контакты и стать поводом для принятия санкций. Наконец, в-третьих, процесс признания государственности Палестины теперь может пойти полным ходом, что станет для Тель-Авива серьезным дипломатическим и политическим поражением.

***

Насколько такие сценарии развития ситуации реальны, покажет наступивший 2017-ый год. В любом случае нас ожидает то, чего еще не случалось, хотя, как говорится, новое – это хорошо забытое старое…

Агентство геополитических исследований «Манара»

Muslim Politic

Tags: , , , , , ,

Comments are closed.