Обзор стран Леванта-Шама: в чем заключается «игра американцев»; к чему может привести раскол в турецкой партии власти; кому нужно обострение ситуации в Ливане; и многое другое за июль-август 2019

Опубликовано: 02.09.2019

Сирия

В Сирии все внимание приковано к ситуации вокруг идлибской зоны, масштабные бои в которой начались еще в мае. Поначалу Дамаск одержал локальную победу в районе гг. Кафр-Набуда и Калаат аль-Мадик, но затем армия увязла в затяжных боях.

В начале августа в Астане прошла конференция с участием правительства и оппозиции, которая не принесла каких-то серьезных подвижек. Не сработал и режим прекращения огня – на него согласилась лишь часть оппозиционных групп, тогда как сторонники «Тахрир аш-Шам» (бывшей «Ан-нусры») продолжили бои. Свое наступление продолжил и Дамаск, установивший в итоге контроль над г. Хан-Шейхун и ликвидировавший т.н. Латаминский выступ.

Это вызвало серьезную обеспокоенность у Анкары, которая сделала попытку помочь своим сторонникам. Однако авиаудар по колонне остановил продвижение конвоя. Кроме того, турецкий наблюдательный пост в районе г. Мурек оказался окруженным сирийской армией, и его взяла под охрану российская военная полиция. На фоне успехов Дамаска, президент Турции Р. Эрдоган решил встретиться с В. Путиным. На встрече двух глав было заявлено о решении создать план борьбы с террористами в Идлибе, при этом турецкой стороне пообещали, что их посты в идлибской зоне атакам подвергаться не будут.

Арабские СМИ считают, что Россия и Турция могут достигнуть следующего компромисса – Дамаск получит свободу передвижения по трассам М5 и М4, Москва же не будет мешать Анкаре создать «зону безопасности» на курдских территориях. Не случайно Путин заявил, что создание подобной зоны «будет хорошим условием для обеспечения территориальной целостности самой Сирии». Эрдоган, в свою очередь, подчеркнул, эта задача «считается приоритетной и направлена на ликвидацию курдского проекта в регионе». И действительно, зона на севере Сирии, которую планируется заселить сирийскими беженцами, позволит Анкаре лишить турецких и сирийских курдов сухопутного коридора. Кроме того, это в какой-то мере решит вопрос экономических потерь Турции от находящихся на ее территории беженцев.

***

Но создание «зоны безопасности» зависит не только от Анкары и Москвы – мирное осуществление этого плана во многом связано с позицией Вашингтона. США решение вопроса долгое время затягивали, но поставки ЗРК С-400 склонили чашу весов на турецкую сторону. Эрдоган готов был решить эту проблему силой, и американцы, увидев серьезность намерений и поняв, что авиация не сможет защитить их курдских протеже, были вынуждены перейти от имитации к делу.

При этом, правда, США продолжают строительство в регионе своих военных баз, а вместо армейских подразделений начинают все больше делать ставку на ЧВК: к настоящему времени их численность в САР достигла уже почти 4.000. Также Вашингтон продолжает попытки затащить в Сирию другие страны. И если Германия на такое «добровольно-принудительное» предложение ответила отказом, то Франция и Великобритания вроде как согласились.

Также эти две страны пытаются консолидировать курдов, которые разделены, как минимум, на 2 основные части. Попытка Парижа успехом не увенчалась, после чего за дело взялся Лондон. Возможно, что провал на этом направлении также стал одной из причин сдачи американцами своих курдских протеже, т.к. отсутствие единства среди курдов резко понижает шансы на то, что они сумели бы отразить наступление Турции и их сирийских союзников.

Последним серьезным инцидентом в Сирии стал авиаудар американских ВВС по Идлибу, причем сразу после того, как Дамаск объявил о прекращении огня в идлибской зоне. Эксперты расходятся во мнениях о причинах этой атаки: одни полагают, что Вашингтон хотел сорвать перемирие и как бы «наказал» боевиков, подстегнув их на продолжение боев. Другие считают, что США, напротив, показали сирийцам и россиянам недовольство их продвижением на север. Есть и те, кто думает, что американцы сыграли на руку Москве и Анкаре, с которыми они договорились о разделе влияния в САР. В этом случае удар был осуществлен с целью «убеждения» боевиков сдать регион протурецким силам, и, возможно, даже распустить свои группировки.

Турция

Для Турции одним из главных событий стала уже упомянутая поставка российских ЗРК С-400. Не случайно, Эрдоган назвал это соглашение важнейшим в современной турецкой истории. Как полагают эксперты, данное событие создает в регионе «новый порядок».

Нельзя не отметить и тот факт, что США, которые до последнего угрожали Анкаре санкциями, вдруг резко смягчили тон. Несмотря на то, что Конгресс по-прежнему настроен жестко, глава Белого дома сказал, что не винит турецкие власти за этот шаг, т.к. «было множество обстоятельств и проблем, которые сложились при бывшем президенте Б. Обаме». Смягчило свой тон и НАТО – генсек альянса Й. Столтенберг заявил, что Турция останется важным членом альянса, хотя ранее говорилось о «серьезной озабоченности этим шагом Анкары».

Таким образом, можно констатировать, что на данном этапе Эрдоган американцев переиграл, хотя игра еще не закончена. Об этом говорит и продолжающаяся эпопея с самолетами F-35, которые Вашингтон не хочет продавать Турции. В этом случае турецкие компании, участвующие в производстве компонентов для F-35, могут потерять от $9 до $12 млрд. Впрочем, и тут у Эрдогана припасен серьезный козырь в лице российских Су-57.

Среди других новостей нельзя не отметить одобрение ЕС введения антитурецких санкций за геологоразведку в водах Кипра. Но газ на кипрском шельфе для Анкары явно важнее, о чем недвусмысленно дал понять Эрдоган, заявивший, что после начала разработок газовых месторождений «европейцы сами постучат к ним дверь».

Еще одним важным внешнеполитическим событием стало строительство второй турецкой базы в Катаре, что дало экспертам повод говорить о начале обозначения Турцией зоны своих исторических интересов. Как пишет Yeni Şafak США «могут скоро покинуть регион, и Турция начинает реализацию своего плана». Вторая база в Катаре воспринимается как стремление Анкары, наряду с Вашингтоном, Парижем и Лондоном, закрепиться в регионе и принять участие в формировании там то ли общей, то ли локальной системы безопасности. В самой Анкаре, говоря об этом военном объекте, заявляют, что Турция, занимается «обеспечением безопасности всего региона Персидского залива, а не какой-либо отдельной страны, и опасности, угрожающие странам региона, воспринимаются как угрозы против самой Турции»».

Правда, есть версия, что происходящее ни что иное как «игра американцев», пытающихся переложить региональные проблемы на плечи других игроков. В этом случае турецкий план может быть вписан в данный сценарий.

***

Резонансным событием для турецкого общества стало увольнение мэров трех городов, обвиненных в связях с террористами из РПК. Данный шаг вызвал критику в отношении властей со стороны оппозиции, которая посчитала его «ударом по демократии, политическим переворотом и сведением счетов с соперниками».

Но если критика оппозиции – дело привычное, то последние события внутри партии власти (ПСР) могут стать предвестником серьезного политического кризиса. Дело в том, что все явственнее становится появление в Турции новых партий, лидерами которых могут стать такие видные фигуры как бывший премьер А. Давутоглу и экс-министр экономики А. Бабаджан. Первого со сцены вполне могут и убрать (против Давутоглу уже открывают дело), а вот с Бабаджаном, вероятно, будет все гораздо сложнее.

В его новую партию могут войти: бывший президент А. Гюль, экс-глава МВД Б. Аталай, экс-глава Конституционного суда Х. Кылыч, бывший министр юстиции С. Эргин, известный писатель Ф. Кору, экс судья-докладчик Конституционного суда О. Джан и ряд других известных персон. Кроме того, от Эрдогана может отвернуться ряд ведущих СМИ. В случае появления нового движения ему прогнозируют отток порядка 20% голосов от ПСР. Тогда коалиция «Народный альянс» (ПСР + ПНД) рискует потерять большинство в парламенте. Понимая это Эрдоган начал переговоры с «Хорошей партией», которая в свое время отошла от ПНД («националистов») как раз по причине их союза с ПСР.

Чем в итоге завершится эта история пока не понятно, но в любом случае даже если сейчас Эрдогану удастся сохранить коалиционное большинство, раскол внутри ПСР грозит для Турции самыми серьезными последствиями. Тем более, что и армейские круги все больше проявляют свое недовольство.

Ирак

В Ираке, фактически, завершилось формирование правительства, и этот процесс длился более года – выборы прошли еще в мае 2018 г. Несмотря на это, преодолеть все внутриполитические проблемы пока не удается. Виной тому активное вмешательство США, чей вице-президент прямо говорит о желании снизить в стране иранское влияние. Причем Белый дом называет свои отношения с Багдадом не союзническими, а партнерскими. Об этом, в частности, заявил замгоссекретаря Д. Хейл, по словам которого Вашингтон помогает Багдаду в стабилизации страны и «противодействии влиянию Ирана».

В свою очередь, посол США в Ираке М. Тюллер отметил, что они находятся в Ираке для борьбы с ИГИЛ и будут оставаться здесь «столько времени, сколько потребуется». Вторит ему и Пентагон, согласно докладу которого ИГИЛ «восстанавливает силы в Ираке, мобилизуя новых членов и собрав $400 млн для своих террористических целей». А мнение экспертов, ставящих под сомнение данные доклада, едва ли американцам интересно.

Одним из важнейших событий для иракцев стали авиаудары по позициям ополченцев, за которыми, вероятнее всего, стоял Израиль (даже сам Б. Нетаньяху косвенно на это указал). При этом, согласно Middle East Eye, удары наносились с баз, подконтрольных сирийским курдам. И что самое интересное, финансирование атак, по данным издания, осуществляется саудовскими властями.

На этом фоне Багдаду не оставалось ничего другого, как аннулировать выданное международной коалиции разрешение на ведение боевых операций в воздушном пространстве страны. Правда, потом было объявлено о том, что самолеты коалиции могут получить согласие на полеты, но только в исключительных случаях.

***

Еще до этих событий премьер издал указ, предусматривающий уход ополчения под руководство армии. Данный шаг был сделан под давлением США, что подтверждается и американскими СМИ, в частности, The Foreign Policy. В то же время указ был поддержан главой самой крупной парламентской фракции «Ас-Саирун», Муктадой ас-Садром, который, с одной стороны, стоит на антизападных позициях, но, с другой стороны, не является прямым союзником Ирана.

Однако, как и ожидалось, эта инициатива вызвала неодобрение как в рядах самих ополченцев, так и в Тегеране. Лидеры ополчения предупредили, что любое давление на них и на их иранских союзников приведет к свержению правительства.

Из других событий следует выделить обсуждение строительства нефтепровода между Ираком и Турцией для доставки ресурсов из Басры и Киркука в турецкий порт Джейхун. Если обсуждение дойдет до серьезного проекта, это может вызвать серьезные геополитические сдвиги, причем не только на Ближнем Востоке.

На этом фоне другие новости кажутся менее интересными, однако стоит упомянуть и о них. К примеру, о продолжении антикоррупционной борьбы, в ходе которой были выданы ордера на арест 11 министров и должностных лиц министерского уровня, а также 15 генеральных директоров. Нельзя пройти мимо и планов по строительству крупнейшей военно-морской базы в Персидском заливе для охраны территориальных вод страны и обеспечения безопасности Басры. Также можно отметить и заявление иракских властей о недопустимости прихода в регион израильских ВМС для участия в создаваемой американцами «морской коалиции».

Иордания

Амман решил возобновить отношения с Катаром на посольском уровне, после чего Иорданию посетила с визитом уже военная делегация во главе с командующим катарских ВВС. Таким образом, Амман все больше сближается с Дохой, несмотря на то, что это вызывает неприятие у КСА и ОАЭ. Помимо Катара, Иордания начала укреплять связи и с другим «заклятым другом» аравийских монархий – Турцией. Так, в июле премьер Омар ар-Раззаз встретился с турецкой делегацией и обсудил возможности привлечения турецких инвестиций в иорданскую экономику.

И все же одной из главных стран, куда Иордания экспортирует свои товары остается Саудовская Аравия, о чем свидетельствует отчет Промышленной палаты. По ее же данным, промышленный экспорт страны в 2019 г. вырос на 13%. В целом, власти заявляют об улучшении экономического положения, в частности, указывая на сокращение госдолга. Однако оптимизм разделяют далеко не все. К примеру, ряд министров призывают «держать близкую связь с МВФ и постепенно увеличивать налоги». С ними не согласны другие министры, призывающие не спешить и принимать меры обдуманно.

Из других событий можно отметить решение принять закон об ограничении владения огнестрельным оружием, в соответствии с которым граждане не смогут приобретать автоматическое или полуавтоматическое огнестрельное оружие, а те, кто уже владеет им, должны будут сдать его за определенную цену. Тем самым власти хотят ограничить практику стрельбы во время различных торжеств. Согласно опросам, из почти 10 млн иорданцев около 1,47 млн имеют на руках огнестрельное оружие.

Среди других новостей можно выделить: призыв парламента пересмотреть мирное соглашение с Израилем, а также назначение нового председателя Объединенного комитета начальников штабов, которым стал командующий иорданскими ВВС, генерал Юсеф аль-Хунейти. При этом СМИ пишут, что отставки могут коснуться еще мэрию Аммана и центральную избирательную комиссию.

Ливан

В Ливане центральной новостью стала атака израильских беспилотников по целям «Хизбуллах», а также «Народного фронта освобождения Палестины». Президент М. Аун заявил, что произошедшее можно считать «объявлением войны со стороны Израиля». Бейрут обратился в Совбез ООН, попросив оказать давление на Тель-Авив и предупредив, что оставляет за собой право на защиту.

В «Хизбуллах» пообещали ответить на акт агрессии, и уже 1 сентября Движение сопротивления поразило противотанковой ракетой израильскую бронемашину на границе с Ливаном. После этого Тель-Авив открыл артиллерийскую стрельбу, и чем в итоге все это завершится, пока не ясно. С одной стороны, Б. Нетаньяху нужны голоса на предстоящих выборах, с другой стороны, в Израиле едва ли хотят полномасштабной войны, помня о 2006 г. По последним данным, израильские военные объявили «о завершении инцидента на тактическом уровне».

Ранее Минфин США ввел санкции против сторонников «Хизбуллах», включая депутатов ливанского парламента. Усиление давления не случайно: по мнению экс-президента Ливана, в случае разоружения  «Хизбуллах», Израиль «придет в Бейрут прогулочным шагом». В то же время, по словам лидера Движения сопротивления, Вашингтон ищет каналы связи: «Администрация Трампа пытается открыть каналы коммуникации с “ Хизбуллах ” через посредников. Это американские прагматики».

Свою роль пытаются играть в Ливане и саудовцы: король Салман провел встречи с бывшими ливанскими премьерами Н. Микати, Ф. Синьорой и Т. Саламом. По словам Микати, Эр-Рияд протянет «руку помощи». Таким образом, как отмечают эксперты, саудовцы не теряют связи со своими союзниками в Ливане.

Среди других событий можно отметить возобновление работы кабмина страны, заседания которого не проводились уже более 40 дней из-за нападения на одного из министров. Нападение произошло в друзском районе: министр принадлежит к сторонникам Т. Арслана («Демократическая партия»), а нападавшие были сторонниками В. Джумблата («Прогрессивно-социалистическая партия»).

В экономическом плане ситуация в Ливане продолжает оставаться сложной, хотя парламент и принял бюджет на 2019 г. Красноречивее всего положение характеризует выход одного из старейших изданий страны – Daily Star с почти пустыми страницами. На каждой из страниц были обозначены знаковые проблемы Ливана – правительственный кризис, конфессиональные противоречия, мусорная проблема, безработица, госдолг, беженцы, незаконное оружие на руках у населения, ухудшение экономической ситуации…

Палестина

Израильская атака на Ливан стала лишь одной из: в последнее время Тель-Авив проявляет активность в самых разных направлениях: Сирия, Ирак, Палестина, Ливия (возможно, в этот список вскоре попадет даже Йемен). Кто-то связывает происходящее с предстоящими в Израиле выборами, другие полагают, что речь идет о реакции Тель-Авива на выход США из региона и осознание возможности «слива» всего израильского проекта.

Палестинцы, как всегда, страдают от всего этого больше всех. Во-первых, продолжаются обстрелы Газы, жителей которой вообще хотят переселить в другие страны. Во-вторых, израильские власти начинают новый этап строительства незаконных поселений на Западном берегу р. Иордан, предварительно снеся палестинские дома в Восточном Иерусалиме. Сразу после этого М. Аббас заявил, что Рамалла прекращает действие всех достигнутых ранее соглашений, в т.ч. и в чувствительной для Тель-Авива сфере безопасности.

В свою очередь, постпред Палестины при ООН призвал включить Израиль в «Список позора», в который вносятся лица, совершившие грубые нарушения в отношении детей. Постпред рассказал, что с 2000 г. израильские военные арестовали около 10.000 палестинских детей, призвав мировое сообщество к «защите палестинского народа и спасению целого поколения». В свою очередь, доклад генсека ООН за 2018 г. гласит, что «в результате репрессивных действий Израиля и блокады Газы 59 палестинских детей были убиты и 2.756 получили ранения. На Западном берегу Иордана палестинские дети постоянно подвергаются насилию со стороны поселенцев и оккупационных сил».

Западному берегу грозят еще большие беды: израильский премьер заявил о планах признать суверенитет над поселениями в этом регионе. В ответ палестинцы пригрозили демонтировать все еврейские поселения так же, как это произошло ранее в Газе и на принадлежащем Египту Синайском п-ве.

Еще одним важным вопросом для палестинцев остается проталкиваемый США произраильский план, известный как «Сделка века». Большинство аналитиков полагают, что план полностью провалился, чему способствовала твердая позиция как самих палестинцев, так и короля Салмана, президента Египта А. ас-Сиси и иорданского монарха Абдуллы II, которые заявили о своей приверженности «созданию государства Палестина со столицей в Восточном Иерусалиме».

Правда, Вашингтон, не обращая на все это никакого внимания, готовится обнародовать план. Обнародование запланировано после израильских парламентских выборов, которые должны пройти 17 сентября. По мнению Трампа, и Израиль, и Палестина захотят заключить соглашение, т.к. они устали от противостояний и сражений. Также глава Белого дома выразил уверенность в том, что палестинцы пойдут на «сделку века», чтобы США вернули им свое финансирование.

Тем временем, западные СМИ пишут, что палестинцам уже практически никто не помогает. К примеру, в материале агентства Bloomberg прямо спрашивается: «Кто кроме аятоллы А. Хаменеи, члена палаты представителей США Р. Тлаиб или правительства Венесуэлы встанет на сторону Палестины, когда она столкнётся с американским диктатом?». После позорного изгнания саудовского блогера, приехавшего в Израиль в составе делегации арабских журналистов, такой вопрос выглядит далеко не риторическим.

Руслан Раминов, специально для портала

Muslim Politic

Tags: , , ,

Comments are closed.