Обзор Шама-Леванта: запутанные планы США в Сирии; новая «горячая точка» для Турции; «глобальные» призывы короля Иордании; и многое другое за март-апрель 2020

Опубликовано: 01.05.2020

Сирия

За последние 2 месяца ситуация в Сирии вновь стабилизировалась – после кровопролитных боев наступило перемирие, чему способствовали состоявшиеся 5 марта переговоры между Анкарой и Москвой. По их итогам было принято решение не только прекратить огонь, но и создать «коридор безопасности шириной 6 км к северу и 6 км к югу от трассы М-4 (Алеппо-Латакия)». С 15 марта Россия и Турция начали по данному шоссе совместное патрулирование.

По мнению турецких военных, нарушить перемирие могут попытаться американцы, используя для этого террористические группы. В частности, Вашингтон может использовать боевиков «Хайят Тахрир аш-Шам» (бывшую «Нусру», являющуюся филиалом «Аль-Каиды»). Неслучайно спецпредставитель США по Сирии Дж. Джеффри заявил, что они «не воюют с ХТШ, т.к. та ведет борьбу с Дамаском».

Интересным является прогноз одного из ведущих немецких экспертов по ближневосточной проблематике Г. Штайнберга, согласно которому, «война в Сирии подошла к концу, и Турция проиграет в сирийском Идлибе уже этим летом».

Пока режим прекращения огня, в целом, сохраняется, однако экстремисты, прежде всего, из ХТШ пытаются препятствовать российско-турецкому патрулированию. В конечном итоге, это привело к первому серьезному столкновению боевиков с армией Турции.

***

Помимо Идлиба, важные события происходят и на северо-востоке страны. Согласно арабским СМИ, в провинции Хасеке ЦРУ открыло пункты набора и подготовки членов СДС, которые за $350 в месяц должны защищать нефтяные месторождения и охранять конвои, занимающиеся контрабандой нефти. Также США начали переброску военной техники в этот район из Ирака. За последнее время в контролируемые курдами районы было переброшено около 120 грузовиков.

На этом фоне турецкие СМИ пишут, что Вашингтон «что-то готовит на востоке от Евфрата под предлогом укрепления контроля над нефтяными месторождениями». Так, в Çumhuriyet полагают, что американцы предпринимают попытки «федерализации Сирии» для провозглашения, в конечном счете, курдского государства.

Интересным выглядит и заявление Д. Трампа о «готовности турецкого президента договориться с курдами». В дальнейшем эта новость «затерялась», но внимание экспертов привлек текст экс-главы разведки Генштаба Турции И. Пекина в Independent. Он утверждает, что летом в Сирии «встанет вопрос о трансформации в сторону федерации или конфедерации с очень слабым центральным правительством». Генерал призывает предпринять «упреждающие действия», в частности, «воспрепятствовать появлению на востоке Сирии курдской автономии/государства либо арабо-курдской федерации».

***

На юге Сирии также случилось примечательное событие – с американской базы Эт-Танф сбежал один из командиров «Джейш Магавир ас-Саура», являющейся частью вооруженной оппозиции. При этом он прихватил с собой секретные документы, которые были переданы сирийской разведке. Эксперты оценили это как признак раскола в рядах оппозиционеров: согласно целому ряду СМИ, полевые командиры все больше изъявляют желание сложить оружие и перейти на сторону правительства.

С другой стороны, в конце апреля США предложили свое сотрудничество России в борьбе с террористической группировкой ИГ, причем, что интересно, на юго-западе страны. Учитывая, что в этих районах «игиловцы» вроде как уже давно отсутствуют, предложение американцев выглядит весьма запутанным. Впрочем, возможно, имелась в виду зона Эт-Танф, где как раз и располагаются сирийские оппозиционеры.

Тем временем Дамаск начинает выигрывать и на дипломатическом фронте, где у него появляются новые союзники. 27 марта наследный принц Абу-Даби и фактический правитель ОАЭ Бин Заед позвонил Б. Асаду и предложил помощь в борьбе с коронавирусом. По мнению аналитиков, звонок был связан не столько с желанием кронпринца оказать помощь, сколько с планами создать антитурецкий фронт. Британская Middle East Eye прямо указала, что «Дамаск получил от Абу-Даби $300 млн и уже готов был возобновить военную операцию в Идлибе, однако вмешательство Москвы нарушило эти планы».

Несмотря на это, ОАЭ не отказались от своих планов и продолжают попытки вовлечь Сирию в антитурецкий фронт. Тем же самым занимается и Каир. Так, глава МИД Египта заявил, что они будут работать над возвращением САР в региональную и международную политику. Сирийцам, конечно, выход из изоляции на руку, поэтому они продолжают налаживать связи с арабскими странами, в числе которых можно отметить Алжир, Оман и Мавританию.

Турция

Турция переживает непростые времена – в стране более 100 тыс. зараженных коронавирусом, что уже привело к увеличению числа безработных до 10 млн человек. Сильнейший удар нанесен туристической отрасли, которая в прошлом году принесла казне $50 млрд. Это вынуждает власти прорабатывать меры по выходу из карантина, и первый этап запланирован уже на 4 мая. Эпидемиологи предупреждают: такой шаг грозит новой волной заражений, что вполне очевидно. По их мнению, чем раньше ввести жесткий карантин, тем меньше будет экономический урон, хотя на первый взгляд это и кажется абсурдным.

В этом плане Турция не первая, кто встал перед сложнейшим выбором – здоровье или экономика? По всей видимости, Анкара выбрала второе, поскольку «подушек безопасности» у нее нет – ее валютные резервы на исходе, и необходимые для борьбы с эпидемией карантинные меры грозят экономическим коллапсом, а это может повлечь за собой и коллапс политический. Так, в отставку уже едва не ушел ближайший соратник Р. Эрдогана – глава МВД С. Сойлу. Последний даже написал заявление об уходе после того, как объявление о введении комендантского часа вызвало в торговых центрах огромные очереди. Учитывая авторитет Сойлу среди населения, а также на фоне создания бывшими лидерами ПСР новых партий, президент отказался принимать отставку своего министра.

Среди других внутриполитических новостей нельзя не отметить создание новой партии бывшим вице-премьером страны А. Бабаджаном. Новое движение получило название «Партия демократии и прорыва» (DEVA). В него вошли экс-министр юстиции С. Эргин, а также ряд других активистов из ПСР.

***

Во внешней политике, помимо уже озвученных в сирийском обзоре проблем, другим важным направлением для Турции остается Ливия. Несколько месяцев Анкара пыталась переломить ситуацию в этой стране и в середине апреля достигла определенного результата. Войска ПНС, усиленные отрядами из Сирии и поддержанные турецкими дронами, сумели нанести мощный удар по ЛНА, отбив практически все западные территории вплоть до границы с Тунисом.

Следующей целью должен был стать г. Тархуна, и турки даже готовы были поддержать наступление истребителями F-16. Но ЛНА задействовала системы ПВО, и самолеты были вынуждены вернуться на исходные позиции. Всё это явно вывело Х. Хафтара из себя, и вскоре он объявил о своем выходе из Схиратского соглашения. Однако это уже не понравилось международному сообществу в лице США, ЕС и России. В итоге, ЛНА объявила о приостановке огня.

Кроме ливийского направления, Анкара все больше начинает втягиваться в спор вокруг Кипра, вернее, вокруг кипрского шельфа, где обнаружены крупные углеводородные запасы. Здесь Турция рискует получить еще одну «горячую точку», которая может спровоцировать конфликт с Кипром (причем, даже с его турецкой частью), Грецией, Израилем и Египтом. Западные страны уже подумывают над тем, чтобы снять оружейное эмбарго против Никосии.

***

Анкару серьезно волнуют отношения с Западом и по другим причинам – с США и НАТО из-за вопроса С-400, с ЕС из-за миграционного кризиса. В первом случае Турцию «выручил», как это ни парадоксально …коронавирус. Турецкие власти заявили, что введение в эксплуатацию российских ЗРК откладывается из-за пандемии. Однако аналитики полагают, что причиной такого решения стал вовсе не Covid-19, а желание не обострять отношения с США, от которых они ждут финансовой поддержки. Тем более, что ранее Эрдоган несколько раз в категоричной форме заявлял, что не будет просить помощи у МВФ.

Трудные переговоры ведутся и с ЕС: в марте Анкара заявила, что они не будут останавливать поток беженцев в Европу до тех пор, пока Брюссель «не сделает конкретные шаги в рамках евроинтеграции». Позже этот вопрос был обсужден в ходе видеоконференции с участием Р. Эрдогана, А. Меркель, Э. Макрона и Б. Джонсона. Эрдоган явно осознает наступление новых «поствирусных» реалий и пытается занять в них свое место, свидетельством чему являются и его резонансные заявления о «переустройстве мира».

В завершении турецкого обзора хотелось бы привести предложение американского эксперта Д. Пайпса, считающего нынешнюю Турцию «враждебной США» страной, и называющего ее «вторым Ираном». По его словам, до прихода к власти Эрдогана, турецкие власти, фактически, сидели у факсов, ожидая указаний из американского посольства, а теперь только 18% населения страны относится к Америке положительно. В связи с этим Пайпс предлагает «поддержать курдов, Гюлена и турецкую оппозицию, а также разорвать экономические связи с Анкарой, вывести с базы “Инджирлик” ядерные боеголовки и все американские войска и исключить Турцию из НАТО».

Ирак

В Ираке до настоящего времени так и не удалось сформировать правительство страны. 1 марта от формирования кабмина отказался М. Аллави. Тогда 17 марта иракский президент поручил этот вопрос экс-губернатору Наджафа А. Зурфи. Но его фигура была воспринята с недоверием, т.к. тот считался креатурой США, с которыми он имел тесные отношения еще с начала вторжения в Ирак. Wikileaks же и вовсе утверждал о желании аз-Зурфи «создать свою разведслужбу в Наджафе с целью разоблачить проиранские группы». В итоге, Зурфи так и не смог заручиться поддержкой парламента.

Следующим кандидатом стал экс-глава иракской разведки М. Казими, которому 9 апреля и поручили формирование кабмина. Аль-Казими должен представить свой состав кабинета до 9 мая, и, возможно, ему это удастся, ведь на этот раз кандидатура как бы нейтральна и устраивает обе главные силы на иракском поле – США и Иран. Тем не менее, есть проблема: перед аль-Казими поставили условие – в случае одобрения его правительства, оно выполнит решение парламента об уходе американских войск.

Между тем в Ираке продолжаются ракетные атаки на базы США, самой крупной из которых оказался обстрел военного объекта «Ат-Таджи», в результате чего погибли двое американских и один британский солдат. Пентагон ответил ударами по лагерям ополчения на границе с Сирией, но через два дня «Ат-Таджи» вновь подвергся атаке.

После этого в Ираке начались серьезные передвижения. Так, международная коалиция покинула сразу несколько своих объектов – базу в Эль-Каиме у границы с Сирией, авиабазу «Карайя» («Ки-Вест») к югу от Мосула, базу в Киркуке («Кэмп Ренегэйд»). 30 марта иракцам был передан штаб коалиции в провинции Найнава, а 4 апреля были покинуты база ВВС «Ат-Такадум» (в провинции Анбар) и объект «Абу-Грейб» (на западе Багдада). О выводе своих войск объявили и Франция с Великобританией.

Американцы тоже начали покидать свои военные объекты, но в данном случае речь скорее шла о передислокации, после которой военные силы США оказались сосредоточены на нескольких крупных базах: «Айн аль-Асад» (в провинции Анбар), «Баляд» (65 км севернее Багдада) и «Ат-Таджи»; также за ними остаются два аэродрома в Багдаде. Речь заходит даже о возможности переноса на «Айн аль-Асад» американского посольства.

***

Однако у специалистов возник вопрос: «Что же все-таки стоит за этими шагами?». Дело в том, что в ряде западных СМИ, в частности, в The New York Times, появились сообщения о планах Вашингтона начать операцию против ополчения. Пентагон вроде как начал разработку плана атак на ополченцев и отряды КСИР, «если они окажутся вблизи». В этом случае американцы просто уходят с менее укрепленных баз на более защищенные, поскольку опасаются ответного удара. Правда, в Вашингтоне нет единой позиции по данному вопросу: если глава госдепартамента и советник Трампа выступают за решительные меры, то руководство Пентагона опасается резкой дестабилизации ситуации. Возможно, что существует и более «мягкий» сценарий: устроить в стране переворот, поддержав одну из крупных политических сил.

И все же общий вектор политики Белого дома явно настроен на полный уход и из Ирака, и из всего Ближнего Востока в целом. И рано или поздно эта тенденция, вероятно, все же сумеет одержать верх. Вот и The Independent пишет, что Соединенные Штаты выразили готовность покинуть Ирак в течение 2 лет. Данная информация была доведена до Тегерана, который, однако, выступил против такого варианта. Тем не менее, в июне Багдад и Вашингтон планируют обсудить график полного ухода американских войск. В связи со всем этим Foreign Policy отмечает, что вывод войск из Ирака для США – это «уже не проблема выбора, а вступление в новую сложную игру в регионе с транзитом». Насколько далеко пойдет Белый дом в этом направлении, покажет ближайшее время.

Иордания

Согласно статистике, Амман успешнее всего в регионе справляется с эпидемией коронавируса. На начало мая количество зараженных в стране составило лишь порядка 450 человек, из которых 350 уже вылечились, а умерло всего 8 человек. При этом рост больных в сутки является также невысоким. Таких результатов властям удалось достичь быстрыми и жесткими карантинными мерами, чему способствовала и иорданская система здравоохранения, считающаяся одной из лучших в регионе.

На этом фоне в The Washington Post вышла большая статья под авторством Абдаллы II, в которой он выступил с некоторыми смелыми заявлениями. Король призвал забыть о противоречиях и «подготовиться к новым вызовам, вызванным эпидемией, с целью создать новую карту отношений в регионе». За данным призывом эксперты видят стремление развития отношений с Сирией, Ираком и другими странами.

Но Абдалла II не просто призвал оставить все споры в прошлом, он указал на необходимость «контроля над глобализацией и создания новых мировых структур». Всё это было воспринято специалистами с особым интересом, т.к. данные призывы могут быть не столько плодом личной инициативы монарха, сколько результатом совместной работы мировой элиты, поручившей королю озвучить идею «перестройки международных отношений на фоне пандемии».

В связи с этим весьма кстати выглядит и согласие МВФ выделить Амману кредит в размере $1,3 млрд для поддержки экономических реформ. Ранее иорданские власти приостановили предусмотренный рост зарплат госслужащим, чтобы не допустить дефицита наличности и избежать давления на бюджет. Приоритетами на нынешнем этапе правительство назвало выплату зарплат, борьбу с Covid-19 и обслуживание долга, достигшего $43 млрд.

Ливан

Экономические проблемы мучают и Ливан, где ситуация вновь обострилась: падение почти вдвое курса ливанской лиры привело к росту цен на базовые продукты питания на 60%, что сразу вылилось в народные волнения. Крупные акции протеста прошли в Бейруте, Триполи и Сайде, где большинство жителей считаются сторонниками «Аль-Мустакбаль», возглавляемого экс-премьером С. Харири. Последний, вернувшись из-за границы, сразу попытался использовать ситуацию для возвращения во власть. Как заявил Харири, нынешнее ливанское правительство стремится совершить переворот, «разрушая либеральную экономическую систему».

На этом фоне глава правительства Х. Диаб предостерег от «грязного плана противопоставить людей и армию» и пригрозил обнародовать имена тех, кто за этим стоит: «Неудивительно, что люди выходят на улицу, чтобы выразить свое мнение у них есть право на это, но погромы – это грязный план, и есть заинтересованные стороны, которые занимаются подстрекательством и пытаются оседлать волну протестов, дискредитировать народный протест и поджечь страну». До этого премьер лично посетил магазины с целью проверки цен на продукты.

Следует отметить, что ситуация в Ливане приближалась к критической точке все последнее время. Так, в начале апреля президент М. Аун призывал мировое сообщество поскорее предоставить доступ к обещанному еще в 2018 г. пакету помощи в размере $11 млрд. Более того, Бейрут даже вынужден был объявить о дефолте, отказавшись от погашения евробондов на сумму $1,2 млрд, т.к. в сложившейся ситуации деньги были нужны на продовольствие и лекарства.

При этом глава кабмина дал понять, что дефолт является результатом ошибок прошлых лет. По его словам, прошлые правительства вместо проведения реформ лишь накапливали долги: «Существующая банковская система позволяла получать прибыль незначительному меньшинству, в то время как более 45% граждан оказались за чертой бедности». Кстати, в последних событиях также замешаны банкиры: именно глава Центробанка Р. Саламе ответственен за беспрецедентный обвал нацвалюты.

Пытаясь выправить положение, власти еще 5 марта одобрили законопроект, позволяющий снять секретность с банковских вкладов чиновников и депутатов, а 30 апреля был утвержден план экономического спасения страны.

А вот посол США в Ливане Д. Шей советует Бейруту сотрудничать с МВФ. Ей вторит и Харири, считающий «единственным спасением» обращение к Фонду. В отличие от них движение «Хизбуллах» полагает, что брать помощь у МВФ ни в коем случае нельзя, называя это «иностранной опекой» над экономикой.

Отчасти проливают свет на происходящее в Ливане слова помощника госсекретаря США по Ближнему Востоку Д. Шенкера. В интервью саудовскому телеканалу Al Arabiya он отметил, что глава ливанского Центробанка (работающий на этой должности аж с 1993 г.) на протяжении многих лет активно сотрудничал с Минфином США по вопросу санкций в отношении банков и финансовых учреждений Ливана, помогая закрывать счета, принадлежащие «Хизбуллах». По его словам, введенные санкции сыграли эффективную роль в ослаблении движения, а также снизили возможности Ирана отправлять помощь.

Таким образом, напрашивается вывод о том, что прямо или косвенно за дестабилизацией Ливана стоят американцы, и делают это они с помощью ливанского Центробанка. Конечными же бенефициарами сложившегося положения станут США и Израиль, пытающиеся разорвать т.н. иранский полумесяц.

Палестина

Для палестинцев ближайшие месяцы могут оказаться катастрофическими: израильские власти готовы забрать новые земли на Западном берегу р. Иордан. Этот план уже поддержали в Вашингтоне: М. Помпео заявил, что окончательное решение об аннексии земель принимает Израиль, фактически, дав Тель-Авиву зеленый свет.

Примечательно, что от аннексии не отказывается и израильский оппозиционный блок «Кахоль-Лаван» во главе с Б. Ганцем, который на состоявшихся 2 марта третьих подряд парламентских выборах вновь не получил большинства, как, впрочем, и «Ликуд» Б. Нетаньяху. Долгие переговоры между лидерами выигравших партий завершились 20 апреля подписанием соглашения, приведшем к появлению «правительства двух премьеров».

Планы Тель-Авива и их поддержка Вашингтоном вызвали бурное возмущение в Палестине. Лига арабских государств также осудила эти шаги, однако какое влияние имеет всё это на позицию США и Израиля, вопрос из разряда риторических. Американцы, кстати, пытались провести тайные переговоры с палестинцами Газы, но там от этого предложения отказались.

Среди других новостей можно отметить публикацию Al Jazeera относительно намерения Израиля заключить сделку с ХАМАС по обмену пленных израильских солдат, которые взяты в плен еще в 2014 г. Палестинцы к обмену готовы, требуя освободить из тюрем больных, женщин и стариков.

Между тем «братья по вере» – саудовцы продолжают держать в тюрьмах представителей ХАМАС. Среди задержанных представитель движения в КСА М. Хадари, его сын, а также ряд студентов, бизнесменов и ученых. Как рассказали лидеры ХАМАС, был предпринят целый ряд попыток, как напрямую, так и через посредников, добиться освобождения палестинцев, однако все они закончились безуспешно. К данной проблеме подключились даже йеменские «хуситы», предложившие обменять палестинских заключенных на пленных саудовских летчиков, однако и эта инициатива осталась без ответа…

Руслан Раминов, специально для портала

Muslim Politic

Tags: , , , , ,

Comments are closed.