Обзор Левантийского региона: кто выигрывает от трагедии в Бейруте; что принесет Турции черноморский газ; кому нужен иракский «Новый Левант»; и многое другое за июль-август 2020

Опубликовано: 01.09.2020

Ливан

Главным событием для всего региона, безусловно, стала трагедия в Бейруте. Вечером 4 августа в порту ливанской столицы взорвались 2.700 тонн аммиачной селитры, в результате чего только по официальным данным погибли не менее 190 человек, ранения получили около 6 тысяч. Ущерб, нанесенный городу, оценивается в $15 млрд, разрушено более сотни школ, множество бейрутцев лишились крыши над головой.

Расследование показало, что причиной взрыва стало «возгорание легковоспламеняющихся материалов и пиротехнических изделий рядом с аммиачной селитрой». Как отметила комиссия во главе с судьей Ф. Савваном, «следов морского или воздушного нападения, а также взрыва бомбы не обнаружено».

Часть экспертов сомневается в количестве взорвавшейся селитры. По их мнению, при взрыве 2.700 тонн все было бы уничтожено в радиусе 125 км, и таким образом весь Бейрут был бы стерт с лица земли. Также они полагают, что взрыв аммиачной селитры от возгорания крайне маловероятен, намекая на внешнее вмешательство. Учитывая, что в последнее время на Ливан оказывается очень серьезное давление, случайность произошедшего действительно вызывает сомнения. Но, по всей видимости, истинные причины трагедии, как и во многих других случаях, от широкой публики вновь окажутся скрыты.

После случившегося власти предупредили об ожидающем страну беспрецедентном экономическом кризисе. И это не говоря уже о кризисе политическом, ведь взрывная волна бейрутского взрыва «снесла» и правительство Х. Диаба, успевшее поработать лишь 8 месяцев. Диаб в своей прощальной речи сказал, что правительство стремилось принести пользу, но старые элиты «развернули настоящую травлю», и отметил, что «коррупции в стране больше, чем самого государства».

На этом фоне к «спасению» Ливана подключилось международное сообщество. Самым активным в этом процессе стал президент Франции Э. Макрон, что, в общем-то понятно – французы еще со времен колониальной эпохи имеют в Ливане большое влияние. Среди последних инициатив главы Пятой республики – «дорожная карта» для выхода из кризиса. Однако за «братской поддержкой» Парижа, возможно, кроется нечто большее, и от того, что хотят получить на выходе французы может зависеть очень многое.

Другое дело, что внутриполитические и экономические проблемы ливанцев действительно масштабные. И трагедия в Бейруте усилила их еще больше. Мало того, что стране, уже объявившей дефолт, грозит голод, так еще и элиты никак не могут прийти к компромиссу относительно нового премьера. Попытки вернуть во власть старые фигуры, прежде всего, в лице С. Харири, окончились официальным отказом последнего. Это было весьма разумно, поскольку разгневанный народ точно бы этого не стерпел. Другие кандидаты пока либо отказываются, либо не устраивают элитные группировки. Последним кандидатом стал М. Адиб, но устроит ли он ливанцев, пока не ясно.

Таким образом, вместо того, чтобы сплотиться перед лицом трагедии, и политики, и простой народ продолжают выяснять отношения друг с другом, не понимая, что ведут дело к повторению гражданской войны. И выиграть в ней, очевидно, сами ливанцы едва ли смогут.

На этом фоне спецтрибунал по Ливану объявил свой окончательный вердикт по делу об убийстве бывшего премьера страны Рафика аль-Харири. Суд признал виновным С. Айяша, а трех других обвиняемых оправдал. Но главное, трибунал вынес решение о том, что к нападению на отца Саада аль-Харири не причастно ни движение «Хизбуллах», ни Сирия. Именно на эти силы пытались свалить всю вину западные державы, хотя еще в 2016 г. американские сенаторы прямо обвиняли в той атаке Израиль и КСА, которые хотели добиться вывода из Ливана сирийских войск, что, в итоге, и произошло.

В целом, складывающаяся на сегодня ситуация в Ливанской республике наводит аналитиков на мысль, что в стране может быть разыгран сирийский сценарий, главной целью которого является ослабление «Хизбуллах». Как отмечается, «все, что им нужно, это голова лидера “Хизбуллах”, все остальные слова просто вводят в заблуждение». Об этом свидетельствуют и выставленные Парижем условия предоставления Бейруту помощи, среди которых значится «полное разоружение “Хизбуллах” и размещение в ливанской столице международного военного контингента».

Лидеры Движения сопротивления, безусловно, понимают складывающуюся ситуацию и выступают с соответствующими заявлениями. По их словам, против них «развернута настоящая информационная война, и битвы в этой войне являются одними из самых опасных». При этом, как утверждает руководство «Хизбуллах», еще начиная с 2000 г. США делали попытки наладить с ними контакты: «Они предлагали движению открыть каналы связи и развивать политическую систему Ливана в свою пользу. Нам также предлагали большие деньги и власть взамен отказа от нашего дела, от дела Сопротивления, однако мы этого не сделали и никогда не сделаем».

Турция

Анкара продолжает спор с США по вопросу российских С-400. Так, Вашингтон исключил Турцию из совместного проекта по F-35, на который турецкие власти уже потратили $1,25 млрд. Но и у Анкары есть «запасные сценарии» – закрытие базы Инджирлик, недопуск американских кораблей на военно-морскую базу Аксаз, отказ от самолетов Boeing или и вовсе разрыв дипломатических отношений.

В то же время, Habertürk пишет, что Турция могла бы пойти на нарушение всех соглашений с РФ, в т.ч. по С-400, но только при условии «привлекательных предложений» со стороны США, например, при отказе от поддержки курдов. Белый дом же пока предлагает немного другое – возврат в программу F-35, пятикратный рост взаимной торговли, отсутствие каких-либо санкций и «крепкую дружбу». Как полагают местные эксперты, для разрыва отношений с Москвой этого мало, и, по всей видимости, «ключевое оружие» Р. Эрдогана таких шагов пока не одобряет.

На этом фоне СМИ сообщают о возможной поставке второй партии С-400, а также о готовности двух стран обсудить покупку Су-35, а, возможно, и Су-57, которые могли бы стать заменой F-35. Западные СМИ даже задались вопросом: «Может ли покупка Турцией российских истребителей-невидимок положить конец НАТО?».  В связи с этим особый интерес вызывает последнее предложение Анкаре со стороны Вашингтона, связанное с «зачисткой» Синджара от РПК.

Но тут следует отметить, что как турки, так и арабы, с тревогой ждут ноябрьских выборов в США: и для тех, и для других головной болью может стать победа Дж. Байдена. Анкару весьма обеспокоили сделанные кандидатом от «демократов» заявления о необходимости «подбодрить турецкую оппозицию и активнее работать с союзниками для изоляции Эрдогана».

Тем временем Libération пишет, что турецкие власти «рассматривают возможность выхода из всех международных договоров с целью перераспределения сфер влияния на Ближнем Востоке и в Северной Африке». Турция действительно ведет активную внешнюю политику. К примеру, в Ливии уже подписано соглашение о создании совместной с Катаром и ПНС базы ВМС в Мисурате. Также Турция укрепляет свое присутствие в Сомали, где Анкара будет обучать 16 тыс. солдат сомалийской армии. Кроме того, началась подготовка вооруженных отрядов и в Йемене. Наконец, местом размещения очередной военной базы может стать Оман. Как пишут турецкие СМИ: «Сомали в Красном море, Оман в Заливе. Мы у дверей Индийского океана».

Активное соперничество продолжается и в Средиземноморье – прежде всего, с Грецией. Здесь борьба идет за природные ресурсы, и это вполне может поставить регион на грань войны. Столкновение турецкого и греческого кораблей в спорной морской зоне наглядное тому подтверждение. Средиземноморский регион, вообще, постепенно становится серьезным «узлом противоречий», где сталкиваются интересы самых разных сторон: Турции, Греции, Кипра, Египта, Ливии, Израиля, Италии, Франции…

У Анкары здесь не самые лучшие позиции – среди ее союзников пока что лишь Западная Ливия и Северный Кипр. Правда, есть союзники потенциальные: в Тунисе, Алжире, Марокко, Албании, а также мощная финансовая поддержка в лице Катара. Но таковые есть и у конкурентов в лице ОАЭ и КСА. В связи с этим Эрдоган пытается лавировать между крупными игроками. Cumhuriyet пишет по этому поводу: «Анкара стремится разобщить созданный против нее альянс в Восточном Средиземноморье, используя в торге с США российскую карту, а с Россией – американскую».

***

Внутри страны произошло несколько важных событий, в т.ч. лишение статуса музея знаменитого храма Айя-София. Это решение вызвало критику на Западе, против выступили и в таких странах как Египет, ОАЭ и КСА. Среди причин данного шага называют: внутриполитическую подоплеку, связанную с падением рейтинга партии власти; завоевание симпатий в арабо-мусульманском мире; демонстрацию разрыва с эпохой Ататюрка; манифестацию новых отношений с Западом, что подразумевает изменение геополитического статуса страны.

Еще одним важным событием стало ужесточение контроля над соцсетями: в июле парламент принял закон об обязательстве Twitter, Instagram и Facebook иметь в Турции свои представительства, в противном случае доступ к ним будет ограничен, а, возможно, даже и закрыт.

Несмотря на это, а, может и из-за этого, в стране все больше меняется политический ландшафт: новые политические партии растут как на дрожжах. Так, депутат парламента О. Йылмаз объявил об основании «Партии обновления». Также о создании собственного движения объявил и соперник Эрдогана на президентских выборах М. Индже. Эти политики представляют оппозицию, но и среди сторонников президента, как показали предыдущие месяцы, немало желающих пойти собственным путем.

Кто-то недоволен авторитарным стилем управления, кто-то говорит о проблемах в экономике. Последнее действительно выглядит более чем актуальным: курс лиры упал до своего исторического минимума, потеряв с начала года почти 18%.

Впрочем, власти не унывают, особенно после того, как Эрдоган объявил о найденных в Черном море больших запасов газа, оценивающихся примерно в 320 млрд кубометров. Если эти сообщения подтвердятся, а ряд экономистов высказывают по этому поводу осторожные сомнения, то Турция превратится уже не просто в распределительный хаб, к чему она стремилась поначалу, а в серьезного геоэкономического игрока. Турецкие экономисты считают, что черноморские запасы могут позволить забыть о дефиците бюджета и перейти к профицитным экономическим показателям, укрепив энергетическую независимость страны.

Кстати, ранее власти объявили о резком сокращении поставок газа из Ирана и России и увеличении закупок голубого топлива у Алжира, Азербайджана и Катара. Последние две страны являются прямыми союзниками Турции и повлиять на них практически никто не может. А это означает, что Анкара уже больше чем наполовину самостоятельный игрок.

Но способен ли Эрдоган продвигать свои интересы в столь многочисленных направлениях? К примеру, в Ливии у Анкары уже начались проблемы внутреннего характера. Не случайно турецкая пресса настроена весьма скептически: «Вот уже несколько лет мы живем в сюрреалистическом политическом климате, в котором звучат призывы свергнуть Асада в Сирии, убрать Хафтара в Ливии, поставить на колени Грецию в Эгейском море, защитить Катар в Персидском заливе, обеспечить базирование и военное развертывание в Африке».

В связи с этим аналитики задают главный вопрос: «Не является ли такая политика авантюрной, учитывая, к тому же, проблемы в экономике и наличие серьезной внутренней оппозиции?». Если же сюда добавить еще и ожидание сейсмологами крупнейшего землетрясения, то жителям Турции действительно есть над чем задуматься.

Сирия

В сирийской провинции Идлиб продолжаются столкновения между террористическими группировками, прежде всего, между ХТШ (бывшая «Нусра») и «Хуррас ад-дин». Противоречия связаны с ориентацией: если первые все больше зависят от Турции, то вторые (в основном, представляющие иностранцев) хотят быть сами по себе. С этим же, вероятно, связаны и нападения на совместные российско-турецкие патрули, пытающиеся патрулировать трассу М-4. В ответ на такого рода атаки Турция и Россия начали первые совместные тренировки по ликвидации «непримиримых».

Активизировались экстремисты и в других сирийских регионах: на юге (в провинции Дераа) и на востоке (в пустыне и районе Дейр-эз-Зора). При этом на восточном направлении действуют остатки ИГИЛ, которые в т.ч. проникают в регион из американской зоны Эт-Танф.  О том, что за многими провокациями стоит Вашингтон, говорят и сами боевики. В результате одного из последних терактов погиб российский генерал, ранения получили двое солдат.

На этом фоне США продолжают оказывать давление на Дамаск. Глава госдепартамента М. Помпео заявил, что Вашингтон готов продолжать вводить односторонние «сокрушительные санкции», пока Б. Асад не примет «бесповоротные меры» для прекращения конфликта. Более откровеннее высказался зампомощника госсекретаря Дж. Рэйберн, по словам которого, «санкциям не будет конца, пока сирийский режим и его союзники не уступят в вопросе власти над страной».

Продолжается и фактический грабеж сирийских ресурсов. Так, прокурдские «Сирийские демократические силы» (СДС) подписали контракт с американской компанией Delta Crescent Energy по добыче, переработке и торговле нефтью на северо-востоке страны. Американцы получают право на разработку трех месторождений – Румейлан, Телль Хамис и Телль Брак. Взамен DCE заявила о планах построить НПЗ. В Дамаске данное соглашение назвали «воровством».

Одновременно курды предлагают правительству провести переговоры по децентрализации САР. Но при этом лидер СДС М. Абди не желает вывода своих отрядов из Ракки и Дейр эз-Зора, на чем как раз настаивает Дамаск. Но здесь может сыграть другой фактор – арабские племена Заевфратья в ответ на убийства своих шейхов объявили о создании отрядов для «борьбы с СДС и американской оккупацией». Уже объявлено о создании военного комитета и начале вооруженной борьбы против американцев и их наемников, и делать это планируется в координации с правительством.

Правда, племена Ракки их не поддержали, заявив, что убийства шейхов – это провокации с целью «внести разлад между арабами и проектом курдской автономии», и обвинив в происходящем ИГИЛ, Дамаск и Анкару. Здесь свою руку, очевидно, приложили США и их союзники – КСА и ОАЭ. Последние, как оказалось, оказывают Рожаве широкую разведывательную помощь.

***

Тем временем, в стране прошли выборы в парламент, на которых победу одержал блок «Национальное единство», получив 184 места из 250; 66 мест получили независимые кандидаты. Сирийские беженцы принять участие в выборах не смогли, что, в общем-то, и понятно – людям не до голосования, им нужно как-то выживать. Международная донорская конференция собрала на их нужды €6,9 млрд (эти деньги, в основном, уйдут в Турцию, Ливан и Иорданию), но этого явно недостаточно.

Вопросы оказания гуманитарной помощи оказались камнем преткновения на заседании Совбеза ООН. После обсуждения был продлен трансграничный механизм предоставления помощи сирийцам – грузы будут доставляться через пункт «Баб-эль-Хава». Однако Россия и Китай при голосовании воздержались – обе страны считают, что помощь в САР должна доставляться в координации с официальными властями.

Буксует и переговорный процесс: едва начавшийся 3-й раунд межсирийских переговоров был приостановлен из-за коронавируса. Правда, затем он возобновился, но даже в ООН заранее предупреждают, что чуда здесь ожидать не стоит.

В целом, ситуация в стране продолжает оставаться нестабильной. Как отмечает один из известных экспертов по Ближнему Востоку Р. Фиск, «возможно, об этом забыли, но война в Сирии не окончена». По мнению специалиста, отношения между Дамаском и курдами все больше осложняются, также ухудшаются отношения между США и Россией. Сюда же можно добавить и неоднозначность ситуации в Идлибе, и напряженность в районе Дейр-эз-Зора, и пока неясные до конца инциденты с американскими БПЛА, сбитыми, предположительно, турецкими силами.

Ирак

Глава иракского правительства М. Каземи начал свое первое зарубежное турне. Интересно, что сначала премьер хотел посетить КСА, однако болезнь саудовского монарха эти планы изменила. В итоге, 21 июля Каземи прибыл в Тегеран, где провел переговоры с руководством ИРИ, в т.ч. с аятоллой А. Хаменеи. В ходе визита глава кабмина заявил, что Багдад не намерен становиться «плацдармом для совершения какой-либо атаки на Иран» и выразил заинтересованность в сбалансированных отношениях.

После этого Каземи отправился в США, и когда его спросили, несет ли он с собой послание от иранцев, в ответ прозвучала такая фраза: «Ирак не является почтальоном». Что же касается Белого дома, то Д. Трамп сообщил, что они закончат «нелепые бесконечные войны, и силы США покинут Ирак в течение 3 лет». Данное заявление не понравилось иракским депутатам, напомнивших премьеру о его обещании добиваться вывода войск в самое ближайшее время.

Численность американских военных в Ираке оценивается в 5.000 солдат, и их количество планируется снизить до 3.500. За последние месяцы Пентагон уже вывел войска с 8 военных объектов: последней стала база «Эт-Таджи». С одной стороны, это, конечно, связано с «изоляционистской» политикой Трампа, но с другой стороны – базы постоянно подвергаются ракетным атакам.

И все же эксперты сомневаются в полном уходе Вашингтона из Ирака. По их мнению, даже если будут выведены войска, укрепится экономическое присутствие американцев. Именно этим объясняют подписанные между США и Ираком соглашения с участием 5 крупных компаний – Chevron, Honeywell, General Electric, Honeywell и Baker Hughes на сумму в $8 млрд. Вслед за американцами пытаются зайти в Ирак и их союзники – саудовцы, опять же посредством экономических проектов. Их обсуждение прошло в ходе состоявшегося 27 августа визита главы МИД КСА.

Помимо экономического влияния, заокеанские стратеги надеются и на геополитические ходы: в ходе визита в США иракский премьер неожиданно объявил о проекте нового регионального экономического альянса под названием «Новый Левант», который должен объединить Ирак, Иорданию и Египет. Планируется, что в рамках данного проекта Ирак проложит нефтепровод из Басры в Египет через Иорданию. Каир и Амман будут получать нефть за $16 за баррель, а Багдад взамен начнет получать электричество, которое в настоящее время идет из Ирана.

Как отмечают аналитики, Каземи «весьма серьезен в своем стремлении снизить иранское влияние в Ираке, и именно поэтому в “Новом Леванте” нет Сирии – “сердца Леванта”, – ведь Дамаск является союзником Тегерана». При этом иракского премьера вовсе не смущает тот факт, что экс-советники Трампа спокойно озвучивают идеи о «пользе развала Ирака».

Есть версия, что проект «Новый Левант» может быть связан и с Израилем, пытающимся «связать страны Залива и Ирак единой железной дорогой и привлечь Багдад на сторону “умеренных стран”, к которым, по мнению Запада, относятся страны, готовые поддержать нормализацию отношений с Тель-Авивом». А тот факт, что объявление о создании нового альянса было сделано в США, наталкивает на мысль о том, что «Новый Левант» явно направлен против Ирана и, вероятнее всего, является частью масштабного сценария по превращению Израиля в региональный центр, вокруг которого должен «плясать» арабский мир.

***

Еще одним шагом против Тегерана стала отставка с должности советника премьера и главы Совета нацбезопасности одного из самых влиятельных политиков страны Ф. Файяда, являющимся руководителем ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби». На его место назначен экс-глава МВД, и эксперты однозначно оценивают это решение как антииранское, т.к. именно ополчение считается одним из главных союзников ИРИ в Ираке.

На этом фоне президент страны Б. Салих объявил о готовности одобрить роспуск парламента, что является еще одной идеей Каземи. Последний уже назначил возможную дату досрочных парламентских выборов на 6 июня 2021 г. Вероятно, с помощью нового голосования премьер-министр надеется укрепить позиции своего и союзнических движений.

Двусмысленной выглядит и инициатива запрета ношения оружия «любой партийной и племенной структурой». На первый взгляд, за этим кроется борьба с высоким уровнем преступности. Но под запрет попадают и иранские союзники из числа ополченцев, внесших, как известно, один из самых решающих вкладов в разгром ИГИЛ.

Тем временем, внутри страны продолжились антиправительственные акции. Особенно активно они проходят на юге страны. Участники протестов требуют улучшения качества госуслуг, прекращения отключений электроэнергии, усиления борьбы с коррупцией и безработицей. Тревожным сигналом стали участившиеся убийства общественников, что вызывает у демонстрантов ответную реакцию. Чаще всего убийства и нападения происходят в Басре и Багдаде: 6 июля в столице был убит известный эксперт по борьбе с терроризмом. Всего с начала протестов в октябре 2019 г. погибли 560 человек, включая митингующих и полицейских.

Иордания

Иорданские власти определились с датой очередных парламентских выборов. Решение об этом на основании указа короля Абдаллы II принял Независимый избирательный совет. Однако, во-первых, неизвестно как сложится ситуация с распространением Covid-19, во-вторых, в стране начался т.н. кризис учителей, поэтому выборы вполне могут и отложить.

Кризис начался с заявления Минфина о намерении «заморозить» жалованье в госсекторе из-за экономических проблем, и это решение, в т.ч. отразится и на зарплатах учителей, которым в 2019 г. пообещали повышение на 50%, причем после митингов с их стороны. Планы Минфина, естественно, были подвергнуты резкой критике со стороны Профсоюза учителей, насчитывающего почти 140 тыс. человек. 25 июля глава профсоюза Н. Навасрех был арестован по обвинению в подстрекательстве. Офисы профсоюза были закрыты на два года, а их руководители попали под подозрения в области финансовых нарушений.

С этого момента в различных городах Иордании начались акции протеста с требованием возобновить работу профсоюзов и снять обвинения в отношении их руководства. Кроме того, около 100 известных политиков, ученых, бизнесменов, общественников обратились к королю с просьбой «инициировать общенациональный диалог с целью прийти к согласию по вопросу определения приоритетов развития страны и борьбы с социально-экономическими вызовами. В случае промедления же, страна может оказаться перед большими экономическими и социально-политическими вызовами, которые не решить только силовыми методами, и иорданское общество будет продолжать идти по опасному пути поляризации».

Однако, как отмечают специалисты, власти своим решением, по сути, подали всем оппозиционерам сигнал о том, что они могут подчинить своей воле любой профсоюз или оппозиционное движение. При этом аналитики видят в происходящем и «руку ОАЭ». Дело в том, что профсоюз учителей тесно связан с «Ихван аль-Муслимун», и как раз незадолго до кризиса Апелляционный суд Иордании распустил эту организацию. Борьба же с «ихванами» является одним из главных условий сотрудничества с Абу-Даби. Арабские СМИ утверждают, что для обсуждения путей ликвидации «ихванов» и их политического влияния на иорданской территории даже прошла специальная встреча спецслужб Иордании и ОАЭ.

Палестина

В Палестине резко негативно восприняли новость об установлении отношений между ОАЭ и Израилем: Рамалла назвала это соглашение «предательством, достигнутым с помощью американских денег» и призвала арабские страны «не идти по стопам Абу-Даби». Палестинский премьер и вовсе назвал произошедшее фактическим «призывом к узакониванию израильской оккупации». В знак протеста из Эмиратов был отозван и глава дипмиссии.

Единственным положительным моментом соглашения стало откладывание аннексии Западного берега. Впрочем, большинство экспертов, в т.ч. и израильские, полагают, что улучшение отношений между Тель-Авивом и арабским миром Нетаньяху не остановит, и рано или поздно Израиль к этому плану все равно вернется.

Правда, все может измениться после американских выборов, ведь кандидат от «демократов» Дж. Байден прямо заявил о своем несогласии с Нетаньяху: «Аннексия нанесла бы сокрушительный удар по делу мира, и поэтому я выступаю против нее». В отличие от Байдена, администрация Трампа в лице Дж. Кушнера (зятя и советника Трампа) единственной причиной палестинской проблемы считает… самих палестинцев.

На этом фоне Apple и Google убрали Палестину со своих карт, и, по сути, единственной компанией, сохранившей Палестинское государство на своих картах, является «Яндекс». В комментарии к поиску на картах Google сказано: «Государство Палестина – де-юре независимое частично признанное государство на Ближнем Востоке, находящееся в процессе создания». Как говорится, нет страны – нет проблем.

Тем временем Международный комитет Красного Креста объявил о том, что 2 миллиона жителей Газы сталкиваются с «двойным кризисом» – коронавирусом и нехваткой электроэнергии из-за израильской блокады. Как отмечается, «население Газы находится в очень плохом положении; люди испытывают серьезный стресс: электричество им доступно всего 4 часа в день, а опасения по поводу коронавируса подтвердились. МККК намерен сделать все возможное, чтобы поддержать население Газы в борьбе с эпидемией». Сами палестинцы рассчитывают еще и на российскую вакцину, надеясь получить ее одними из первых.

Руслан Раминов, специально для портала

Muslim Politic

Tags: , , ,

Comments are closed.