Обзор Шама (Леванта): чем ответят турки на «Стингеры» для курдов; что привело к поражению ПСР в Стамбуле; зачем йеменских повстанцев превращают в иракских; и многое другое за май-июнь 2019

Опубликовано: 01.07.2019

Сирия

Главным событием для Сирии стали начавшиеся в начале мая бои за т.н. Большой Идлиб. Поначалу особого продвижения со стороны Дамаска, поддерживаемого российскими ВКС, не было. Однако затем неожиданным броском армейские части взяли г. Кафр-Набуда, после чего оппозиционеры, державшие в этом районе фронт, сдали сразу несколько важных позиций, включая г. Калаат аль-Мадик.

Казалось, что, как и ранее в боях за провинцию Дераа победа Дамаска предрешена, но наступление забуксовало. Более того, вскоре отряды «Хаят Тахрир аш-Шам» (бывшая «Ан-Нусра», т.е. филиал «Аль-Каиды») и вовсе перешли в атаку, захватив ряд высот и перерезав важную трассу. На севере, в провинции Латакия, все попытки Дамаска взять г. Кабана также успехом не увенчались. Таким образом, вот уже два месяца войска, по сути, топчутся на месте.

Турция, видя сирийское наступление, обратилась с призывом остановить операцию. Для обсуждения ситуации Р. Эрдоган и В. Путин провели несколько телефонных переговоров, в ходе одного из которых турецкий лидер заявил, что рост напряженности в Идлибе угрожает формированию конституционного комитета Сирии. Москва, в свою очередь, гарантировала, что Идлиб не станет второй Раккой, которая до сих пор стоит в руинах.

Принимая во внимание турецкую позицию, в Дамаске объявили о том, что не желают военного противостояния с Анкарой. И все же ситуация накалилась: 27 июня ВС Турции нанесли удар по правительственным силам, в ответ на обстрел одного из наблюдательных пунктов. Это стало уже вторым подобным инцидентом, причем в обоих винят боевиков, пытающихся спровоцировать начало войны между Дамаском и Анкарой.

На этом фоне примечательной стала позиция ООН – представитель генсека сообщил, что в провинции Идлиб доминирует не просто оппозиция, а именно ХТШ. В то же время, по его словам, формирование эффективного международного формата по сирийскому урегулированию остается приоритетным направлением. Чего явно не скажешь про позицию Израиля, продолжающего бомбить сирийские города при непонятном попустительстве ПВО. Про дипломатию Тель-Авив тоже не забывает, о чем свидетельствует недавняя встреча израильских, американских и российских силовиков. Возможно, что на ней Москве хотели навязать «сделку по Сирии», но здесь много тумана, который пока еще не рассеялся.

***

Тем временем, заявления США о выводе войск из Сирии потихоньку сошли на нет. Правда, в конце мая Пентагон сообщил об «ощутимом сокращении» численности контингента, но точных данных о количестве оставшихся солдат так и не предоставил. Кроме того, было отмечено, что «сейчас невозможно говорить о каких-то конкретных сроках окончательного вывода войск, т.к. это зависит от ситуации на местах».

Как подчеркивают эксперты, американцы продолжают вынашивать свои планы относительно Сирии. Так, на форуме, посвященном Ближнему Востоку, который прошел в Вашингтоне в начале мая, был представлен доклад под интригующим названием «Сирийский кубик Рубика». В нем говорится о 6 сценариях развития событий в САР, и Пентагон из всех вариантов поддерживает тот, который предполагает сохранение военного присутствия на более чем 1/3 страны. Для «стабилизации» данного региона предполагается вкладывать туда больше финансовых и человеческих ресурсов. Как сказал один из разработчиков плана, зампомощника министра обороны М. Малрой, США находятся «в неплохой ситуации и должны поддерживать сирийских курдов, которые могут стать основой для будущей власти на северо-востоке страны».

По сути, американцы уже сформировали регион со своими военными, полицейскими, административными и политическими органами, который имеет определенные границы, богат природными ресурсами и находится под защитой международной коалиции во главе с США. Остается лишь оформить его в квазигосударство под названием Сирийский Курдистан.

Кстати, для поддержки курдов Пентагон готов поставлять им ПЗРК «Стингер», что поддерживается и Израилем. Кроме того, в ходе визита курдских представителей в Тель-Авив им были обещаны и мощные противотанковые управляемые ракетные комплексы «Спайк». Интересно, как на все это отреагируют в Анкаре, целью которой как раз и являлось недопущение появления у своих границ курдского государства…

Турция

В самой Турции важнейшим событием, безусловно, стали состоявшиеся 31 мая муниципальные выборы, в т.ч. избрание мэра Стамбула. В целом, партия власти победила, но потеряла при этом несколько крупных городов, включая Анкару. Что же касается голосования в Стамбуле, то первый раунд вызвал серьезный скандал: победа с минимальным перевесом оппозиционного кандидата Э. Имамоглу сначала была признана, а затем аннулирована. Большинство экспертов уверены – лучше бы этого не делали, ведь повторные выборы принесли оппозиции не только более убедительную победу (с перевесом в 800 тыс. голосов), но и мобилизовали и объединили всех, кто, так или иначе, недоволен внутренней ситуацией в стране.

Мало того, что теперь город с 15 млн жителей, на который приходится более 30% ВВП, может превратиться в реальный противовес центральной власти. Теперь не исключена и вероятность раскола внутри правящей «Партии справедливости и развития» (ПСР), ведь оппозиция выиграла даже в консервативных районах Стамбула. Согласно ряду СМИ, произошедшее говорит если не о «конце эпохи Эрдогана», то об «остановке роста его политического влияния». Уже стали появляться сообщения, что двое соратников президента – бывший вице-премьер А. Бабаджан и экс-президент А. Гюль (оба – одни из основателей ПСР), готовятся создать новую партию. В этом случае монополия ПСР на консервативный сектор может быть нарушена.

Как пишет Bloomberg, «в результате ряда просчётов и отказа признать глубину недовольства среди избирателей президент Эрдоган сам нанёс крупнейший удар по своей карьере и, вероятно, создал национального соперника». Агентство говорит о 4-х факторах, которые привели к поражению Б. Йылдырыма: а) рост безработицы; б) уверенность избирателей в подтасовке выборов 31 мая; в) попытка заручиться поддержкой заключенного в тюрьму курдского лидера «Рабочей партии Курдистана» (РПК) А. Оджалана, что оттолкнуло «националистов»; г) призыв Имамоглу к единству на фоне многолетней поляризационной риторики властей. Турецкая пресса также приводит ряд причин, приведших к стамбульскому поражению.

И все же ряд аналитиков, в частности, из The Council on Foreign Relations (CFR), полагают, что президент не сдастся легко. По их мнению, Эрдоган издаст президентские указы, ограничивающие возможность мэров крупных городов тратить финансы на управление, хотя надо учитывать, что суды такие указы могут признать незаконными. В целом, у Анкары «есть много времени, чтобы восстановить свои позиции, но если Эрдоган не осуществит кардинальных изменений, он может проиграть выборы 2023 года».

***

Во внешней политике Турция продолжает стремиться в ЕС. По случаю Дня Европы Эрдоган заявил: «Вступление в ЕС как полноправного члена, наряду с политическим, экономическим и социальным вкладом, сделает ЕС масштабнее и влиятельнее, сделает его глобальным актором. Мы полны решимости достигнуть стратегической цели полноправного членства в ЕС».

Но европейцами это мнение не разделяется. В начале июня ЕС опубликовал доклад о прогрессе, который достигла Турция на пути к своему членству в Евросоюзе, и его выводы оказались неутешительными. Доклад включал в себя несколько аспектов: судебную систему, коррупцию, права человека и экономику. В каждой из перечисленных сфер представители ЕС обнаружили либо незначительный прогресс, либо негативную динамику. В связи с этим, резюмируют авторы, «переговоры, фактически, зашли в тупик».

Неприятным сюрпризом стал и доклад Комитета ООН по правам человека, в котором говорится о «неприемлемости причин ареста сотен тысяч людей, приведенных в качестве доказательств в обвинительных заключениях». Тем временем, суд приговорил к пожизненным срокам 47 человек, признанных виновными в причастности к попытке путча. Среди них бывший командующий ВВС страны и бывший советник Эрдогана по военным вопросам.

***

Продолжается эпопея и с покупкой российских ЗРК С-400. К настоящему времени, несмотря на все попытки США отговорить Анкару от контракта, Эрдоган твердо объявил о том, что сделка уже завершена, и комплексы поступят в Турцию в июле. В связи с этой ситуацией интересно привести следующее мнение экспертов: «Анкара намерена преодолеть геополитический барьер, стремясь установить хорошие отношения с каждой страной, но в действительности она отдаляется от Вашингтона, склоняясь в сторону Москвы». Кто-то считает, что политические лидеры Турции «трансформировали страну до такой степени, что она переключилась на противоположную сторону политического ландшафта. И если сделка по С-400 будет реализована, это станет переломным моментом в истории НАТО с момента вступления Турецкой республики в альянс в 1951 году».

С виду все может и выглядит таким образом, но существует и другая точка зрения – на самом деле Эрдоган пытается играть в свою игру. Вот уже и Д. Трамп был вынужден пойти на попятную в вопросе С-400, перекинув вину за сложившееся положение на администрацию Б. Обамы.

Правда, турецкие власти могут ожидать серьезные неприятности в виде экономического кризиса, ведь Турция всё ещё страдает от спада своей экономики. Анкаре недвусмысленно намекают, что у нее будто бы «нет другого осуществимого варианта, кроме как вступить в диалог с МВФ, поскольку Россия не может предложить финансовое решение, а Китай и Саудовская Аравия имеют с Анкарой серьёзные политические разногласия». Это мнение имеет определенный резон, хотя и не учитывает наличие Катара, который уже оказывал помощь своему главному союзнику, защитившему его от «арабской четверки» (КСА, ОАЭ, Бахрейна и Египта).

Ирак

Иракцы оказались в эпицентре противостояния США и Ирана, что не может не сказываться на внутриполитической ситуации. Исламская республика, конечно, остается одним из главных игроков в Ираке и имеет возможность оказывать давление на интересы Вашингтона. Не случайно, президент С. Бархам заявил, что Багдад ни при каких обстоятельствах не позволит США использовать базы на своей территории для нанесения военного удара по соседям. А руководство «Национального альянса» исключило из своих рядов занимавшего пост спикера парламента М. аль-Халбуси за его позицию относительно вывода из страны военного контингента США.

И все же даже американские эксперты призывают не преувеличивать роль ИРИ в Ираке. По их мнению, несмотря на то, что Тегеран является третьим по величине торговым партнёром Багдада, несмотря на то, что на выборах 2018 г. иранские союзники из альянса «Фатх» получили 48 мест в парламенте (14,6%), став вторым по величине парламентским блоком, иранское влияние в Ираке не безгранично.

К примеру, Foreign Police пишет, что, несмотря на требования иранцев и представителей «Фатх», законодательная инициатива по изгнанию американских войск так и не прошла: суннитские и курдские партии отказались поддержать этот законопроект. Также в стране продолжается борьба за пост главы МВД, и хотя «Фатх» пытался отдать этот портфель лидеру ополченцев, данная инициатива была заблокирована альянсом «Ас-Саирун» во главе с М. ас-Садром. Ещё одним признаком отсутствия сильного влияния Тегерана стал визит иракской делегации в Саудовскую Аравию, причем сразу после визита иранского президента Х. Роухани в Багдад.

В мае сторонники «Ас-Саирун» вышли на антивоенный митинг, призвав правительство «не лезть в противостояние между США и ИРИ, т.к. оно может закончиться “горячей” войной». По словам ас-Садра, «если Багдад не займет принципиальную позицию по этому вопросу, новый кризис будет иметь серьезные последствия, и в этом случае иракский народ уже не сможет это пережить».

Но, похоже, кому-то все-таки хочется втянуть иракцев в американо-иранский конфликт: The Wall Street Journal со ссылкой на источники в правительственных кругах сообщило, что майская атака беспилотников на саудовский трубопровод была организована не йеменскими повстанцами, а союзниками Ирана в Ираке. Согласно изданию, данный факт может говорить о том, что иранские союзники «стараются открыть новый фронт в конфликте между Тегераном и Вашингтоном». Сотрудники Института Ближнего Востока говорят, что такое развитие событий «ставит под вопрос способность иракских властей обеспечить нейтралитет в региональном кризисе, и что Ирак уже используется Ираном для проведения атак по своим соседям». Такие заявления стали для иракских властей весьма неприятным сюрпризом.

Особенно на фоне того, что в конце мая в страну прибыли порядка 30 британских спецназовцев вроде как для охоты за главой ИГИЛ аль-Багдади, который, по некоторым данным, жив и находится в бегах, предположительно, в провинции Анбар. В операции также планируется задействовать спецподразделения ВС США и иракский спецназ из «Золотой дивизии». Но для того ли прибыли британцы? Часть аналитиков полагает, что целью спецназовцев станет противодействие Ирану в тех или иных формах.

***

Тем временем, в Иракском Курдистане после долгих консультаций удалось избрать президента, которым стал Н. Барзани, племянник бывшего главы автономии. Вскоре был избран и премьер-министр: им стал двоюродный брат президента. Таким образом, клан Барзани сохранил свои ведущие позиции в этой иракской провинции, которые были подорваны после неудавшейся попытки отделения региона.

В настоящее время курды собрали подписи для формирования комитета в поддержку осуществления 140-й статьи конституции, которая гласит о необходимости решения проблем спорных территорий путем референдума, в частности, по провинции Киркук. Центральные власти, конечно, этого не допустили, и регион остается под контролем Багдада, но сам факт говорит о том, что сторонники отделения курдской автономии вновь обретают силу.

На этом фоне курды обвинили чиновников Киркука в насильственной «арабизации» региона, проявляющейся в вытеснении курдов с их земель под надуманными предлогами. Барзани уже направил письмо генсеку ООН А. Гуттерешу с просьбой уделить внимание этой проблеме.

Из других внешнеполитических событий можно отметить визит премьер-министра Ирака в Турцию, где он провел встречу с Эрдоганом. В ходе переговоров было принято решение «о целесообразности заключения турецко-иракского договора о военном сотрудничестве». Стороны договорились продолжать борьбу против террористов из ИГИЛ, РПК и FETÖ (Кстати, «гюленистам» пришлось покинуть Пакистан и переехать в Эфиопию).

Также Анкара и Багдад указали на важность скорейшего возобновления работы нефтепровода Киркук – Джейхан. Кроме того, Эрдоган отметил, что две страны намерены довести объем взаимного товарооборота до $20 млрд.

Визит в Турцию проходил в рамках укрепления отношений с соседями. И на этом фоне примечательным стало посещение Ирака эмиром Кувейта Джабером ас-Сабахом. Ранее, в рамках активизации экономического сотрудничества кувейтские власти объявили о планах по реконструкции КПП Сафван.

А вот с Бахрейном, напротив, отношения несколько испортились – Манама отозвала своего посла для консультаций. Впрочем, бахрейнские власти в какой-то степени виноваты сами, став хозяином антипалестинской конференции.

Иордания

В Хашимитском королевстве одним из примечательных событий стало назначение нового главы Общей разведки А. аль-Хусни (представителя черкесской диаспоры). Абдалла II объяснил отставку жалобами на недостатки работы в системе разведки и осознанием того, что «некоторые люди использовали занимаемые ими посты для продвижения личных интересов». Однако, согласно СМИ, в стране имела место быть «попытка заговора». По некоторым данным, «несколько высокопоставленных иорданских лиц намеревались устроить массовые протесты у королевского дворца с тем, чтобы продемонстрировать отсутствие доверия к премьер-министру О. ар-Раззазу и создать атмосферу нестабильности».

Также произошли перестановки в кабмине – были назначены новые главы: МВД, Министерств планирования и международного сотрудничества, здравоохранения и труда. Помимо этого назначены новые госминистры – по экономическим вопросам, при канцелярии премьер-министра и по развитию институциональной эффективности. В заявлении премьера было сказано, что «эти шаги предпринимаются для противодействия рискам и вызовам, с которыми столкнулось экономическое развитие Иордании».

Скорее всего, все эти изменения проводились в режиме «ручного управления»: иорданскому королю периодически приходится напрямую вмешиваться в работу правительства. К примеру, монарх дал указание снизить цены на лекарства и контролировать их, чтобы они были «приемлемыми и справедливыми». Королю пришлось вмешаться после того, как граждане стали массово жаловаться на поднятие лекарственных цен.

В целом, экономическое положение в стране остается непростым. Амману пришлось брать кредит у Всемирного банка ($1,45 млрд), причем под гарантии Лондона и Эр-Рияда. Заем выдается на 34 года и является «вкладом банка в проведение прогрессивных реформ в королевстве». Свою помощь оказала и Франция, предоставившая кредит на сумму в $108 млн для «поддержки бюджета и муниципальных властей».

Одной из причин экономического кризиса является наличие в стране беженцев. Так, иорданский филиал ООН по беженцам предупреждает, что страна испытывает недостаток средств для осуществления деятельности организации – на начало июня было получено лишь $75 млн из необходимых $370 млн. Как отмечается, Иордания занимает второе место в мире по доле беженцев на душу населения.

А ведь и сами иорданцы страдают от безработицы, уровень которой достиг в стране 20% (среди мужчин – около 17%, среди женщин – 29%). На фоне таких неутешительных выводов, власти сообщили о запуске программы поддержки малоимущих граждан и сокращения бедности, над реализацией которой будут работать восемь министерств.

Ливан

В начале мая ливанское правительство утвердило бюджет на 2019 г. и направило его в парламент, где пока еще идет его обсуждение. Расходы бюджета составляют $15,5 млрд, доходы – $12,7 млрд. Тем самым, дефицит составил почти $2,8 млрд. Премьер-министр С. аль-Харири назвал данный бюджет «самым суровым в истории страны», обосновав, однако, его принятие необходимостью получения международной помощи.

С новым бюджетом оказались не согласны учителя, судьи, работники банков и госслужащие, а также отставные военные. Все они начали проводить акции протеста. Ливанский премьер успокоил митингующих, заверив, что стране не грозит банкротство, несмотря на долг в почти $90 млрд, отметив, что сокращение зарплат не затронет слои населения с невысокими доходами.

Тяжелым бременем для экономики Ливана остается проблема беженцев, которых в стране только по официальным данным 1 миллион, а по неофициальным – около 1,5 миллиона человек. Согласно статистике, около 270 тысяч ливанцев потеряли работу после того, как на местный рынок труда пришли почти 400 тысяч беженцев.

Среди других заметных событий следует выделить нападение на кортеж министра С. аль-Гариба, в результате чего погибли 2 охранника. Министр принадлежит к Ливанской демократической партии (ЛДП), а напавшие могут быть сторонниками Прогрессивно-социалистической партии (ПСП). Что интересно, обе партии относятся к общине друзов, при этом ЛДП является союзником Дамаска, а ПСП его противником. Премьеру Харири пришлось лично вмешаться в ситуацию для недопущения обострения конфликта. До этого в ливанском г. Триполи в результате атаки смертника погибли 4 человека.

Нельзя не отметить и отклонение немецким Бундестагом – несмотря на давление США – законопроекта о запрете деятельности отделений движения «Хизбуллах» и его признании «террористической группой».

Наконец, Бейрут начал переговоры с Тель-Авивом об урегулировании пограничного спора в целях обеспечения демаркации своих морских границ с Израилем для того, чтобы получить доступ к нефтегазовым ресурсам, на которые претендуют израильские власти.

Палестина

Для палестинцев главным вопросом остается навязываемая Вашингтоном т.н. «сделка века». Для ознакомления мирового сообщества с экономической стороной сделки США провели в Бахрейне форум под красивым названием «Мир ради процветания». Что интересно, мероприятие прошло без участия двух главных сторон – Палестины и Израиля.

Американцы заявили, что претворение в жизнь их плана окажет «положительное влияние на ситуацию в Палестине, удвоит ее ВВП и сократит уровень бедности». Тогда как М. Аббас считает форум «попыткой подкупа с целью покончить с правами палестинского народа». Палестинский президент очень эмоционально отреагировал на это собрание, прокляв и «сделку века», и бахрейнский форум, подчеркнув, что палестинцы «не продают надежды за миллиарды».

«Сделку века» ожидаемо поддержали ОАЭ и КСА: в Эр-Рияде отметили, что «поддержат любые экономические планы и инициативы, которые приведут палестинцев и регион к процветанию», а Абу-Даби призвал «дать шанс планам американской администрации по мирному урегулированию между Израилем и Палестиной».

Один из архитекторов сделки, зять и советник главы Белого дома, Дж. Кушнер, заявил, что «палестинцы не смогут достичь процветания без справедливого политического урегулирования с Израилем». Кушнер указал на то, что «принятие экономической части является необходимой предпосылкой для мирного решения», заверив при этом, что «Америка и президент Трамп не бросят и не откажутся от палестинцев».

Каким образом Вашингтон собирается «не отказываться» наглядно продемонстрировал посол США в Израиле Д. Фридман, заявивший, что «Израиль имеет право на аннексию части территории Западного берега Иордана». И хотя позже госдепартамент дезавуировал данное заявление, эти слова ясно показывают, какие настроения царят в нынешней американской администрации по отношению к палестинской проблеме.

Кстати, глава госдепа М. Помпео выразил серьезные сомнения в успехе сделки, причем сделал это на встрече с представителями еврейских организаций в Нью-Йорке. Он прямо заявил, что план может быть отвергнут, а его реализация и вовсе обострит израильско-палестинский конфликт. Не случайно специалисты по Ближнему Востоку отмечают, что Белый дом пока не готов обнародовать политические аспекты своего плана, концентрируясь на экономических, т.к. понимает, что вопросы, касающиеся Иерусалима, беженцев и еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан будут отвергнуты как самими палестинцами, так и большинством мусульман.

Руслан Раминов, специально для портала

Muslim Politic

Tags: , , ,

Comments are closed.