Обзор аравийских стран: почему не сдается Катар, как сменили наследного принца в КСА, где строит базу Египет, и мн. др. за июнь-июль 2017

Опубликовано: 31.07.2017

Главным событием для региона, безусловно, остается конфликт между Катаром, с одной стороны, и КСА, ОАЭ, Бахрейном и Египтом, с другой стороны. Данный конфликт имеет давнюю историю и прошел несколько этапов своего развития.

Первым можно считать те информационные войны, которые проходили посредством Al Jazeera и Al Arabiya. Второй этап – отзыв послов из Катара в 2014 г. (тогда показалось, что кризис улажен, однако, как выяснилось, противоречия сохранились). И, наконец, третий этап – нынешний: отзыв послов, экономическая блокада, новые инфовойны и, наконец, закрытие сухопутных, воздушных и морских границ вплоть до возможности военной конфронтации.

3

Катар

С начала кризиса Дохе был предъявлен ультиматум из 13 требований, однако этот список содержал довольно унизительные требования, ударявшие по суверенитету Катара. Например, отказ от сотрудничества с Турцией, закрытие турецкой военной базы, выплата компенсаций жертвам терактов, согласие катарских властей на ежемесячный аудит выполнения требований в течение первого года, ежеквартальный аудит в течение второго года и ежегодный в течение последующих 10 лет. Одним из невыполнимых условий стало и требование закрыть Al Jazeera, считающуюся «информационным щитом и мечом» Катара. (Телеканал даже стал подумывать о переезде в Лондон, опасаясь нанесения ракетного удара по своей штаб-квартире).

Вся эта компания, особенно экономическая блокада, поначалу была направлена на смену режима. И, как считают эксперты, «если кризис продлится долго, он может угрожать долгосрочной политической стабильности в правящей семье эмирата». Но есть одно но: сложившаяся ситуация вынудила отца нынешнего эмира взять управление в свои руки. Согласно арабской прессе, его сын уже был готов принять условия ультиматума, однако отец этого не позволил. Для управления страной он привлек и бывшего премьер-министра.

В очень непростых для себя условиях катарские власти стали опираться на Турцию, которая имеет в Катаре свою военную базу, тем более, что глав этих стран связывают крепкие личные отношения. Анкара не только направила к своему союзнику дополнительный военный контингент, включая танки и ВВС, но и начала поставки продовольствия. По данным Западно-средиземноморской ассоциации экспортеров, в период с 1 мая по 15 июня объем турецкого плодоовощного экспорта в Катар вырос на более чем 720% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и стоил порядка $380 млн.

О своей поддержке и помощи объявил и Иран, однако полноценно дружить с Тегераном Доха не может, т.к. это грозит «имиджевыми потерями». А вот с Россией – почему бы и нет. Более того, РФ даже может стать ведущим экономическим партнером эмирата.

Все это, особенно наличие турецких солдат, является тем сдерживающим фактором, который не дает Эр-Рияду и Абу-Даби решить спор с Дохой военным путем. Есть версия, что свое категорическое неодобрение возможной интервенцией высказали и на Западе.

Поняв, что голыми руками катарцев не взять, и те могут и вовсе повернуться в другую сторону, Вашингтон подписал с ними соглашение о поставке военных и гражданских самолетов на общую сумму в $20 млрд. И сразу после этого Пентагон направил в эмират два военных корабля.

***

Успешная дипломатическая и информационная работа на арабском и международном уровне помогла Катару выдержать атаку и получить сочувствие «арабской улицы». Риторика блокирующих Доху стран тоже изменилась: теперь речь идет уже лишь о «желании заставить Доху сменить поведение», а не о смене режима.

Впрочем, катарцы и не думают сдаваться, и не только не поднимают белый флаг, но и принимают свои контрмеры. Что же предпримут противники? Как отмечается, они могут пойти на следующие шаги:

— заморозка членства Катара в ССАГПЗ (глава саудовского МИДа уже сказал, что «развод близок», вопрос заключается только в реакции Кувейта и Омана);

отмена регистрации Al Jazeera на «Нэйл сэт» и «Араб сэт» (чтобы отсечь арабское население от катарского «информационного оружия»);

— предоставление документов в Международный уголовный суд о причастности катарских граждан и представителей правящей семьи к финансированию и поддержке терроризма;

— усиление экономической блокады;

— вывод саудовских и эмиратских авуаров из катарских банков и заморозка катарских авуаров в КСА и ОАЭ.

Военный вариант также все еще не исключается. Об этом, к примеру, свидетельствует намерение Египта создать военную базу в Бахрейне, на островке Хивар, который отделяет от Катара всего лишь несколько км. Однако, как уже говорилось, против такого решения выступает Запад.

Об остроте кризиса можно судить по заявлениям главы МИД ОАЭ. По его словам, «если Доха хочет присоединиться к ним, то добро пожаловать. Если же она выбирает другую сторону – то ей скажут “До свидания”». После таких слов становится очевидно, что катарский кризис далек от разрешения.

***

Существует несколько версий тех причин, из-за которых разразился конфликт вокруг Катара. Так, The Guardian пишет, что причиной является вражда между правящими семьями. По мнению издания, конфликт не только политический, но и личностный. Семьи ат-Тани и ас-Сауд – выходцы из провинции Неджд, откуда появился Ибн Абдальваххаб и его учение, получившее название по его имени (кстати, сами саудовцы нередко используют термин «ваххабия», не считая его оскорбительным). Так вот, Катар следует идеологии т.н. «прибрежного ваххабизма», который считается более открытым и гибким, чем «ваххабизм пустынный», которому следуют в Саудовской Аравии, и который считается более консервативным и строгим. Именно поэтому саудовские религиозные деятели выступили с заявлением о том, что семья ат-Тани ни имеет никакого отношения к «ваххабизму».  Не случайно многие полагают, что после Катара следующей целью станут Кувейт, Оман и Турция, которые также не придерживаются саудовских идеологических установок.

Не менее интересную версию выдвигает The Independent. По мнению издания, нынешний кризис это попытка укрощения единственной страны ССАГПЗ, которая может стать соперником Эр-Рияда при восстановлении Сирии и укреплению там своего влияния. Отношения Дохи с Дамаском постепенно улучшаются, и саудовцев это сильно раздражает. Кроме того, Катар объявил о планах увеличить производство газа на 30%, а это уже не нравится США, которые видят в эмирате своего конкурента.

Скорее всего, эти и другие причины наложились друг на друга, сыграв свою отдельную роль в развитии конфликта. Но главным все же, скорее всего, стала реанимация старого проекта по формированию крупного военно-политического блока во главе с КСА (т.н. «арабского НАТО»). И здесь и Катар, и Турция рассматриваются в качестве прямых конкурентов саудовского королевства, внутри которого произошли очень серьезные изменения…

Саудовская Аравия

Главной новостью для саудовцев стала смена наследного принца Бин Наефа на сына короля Салмана. Как пишут арабские СМИ, вечером 21 июня бывшего крон-принца вызвали в королевский дворец в Мекке, где монарх лично обратился к нему с просьбой отречься от титула, вменив ему в вину «отказ прислушаться к совету пройти лечение от пристрастия (к антидепрессантам), которое влияет на решения». При этом еще до встречи с королем у Бин Наефа отобрали телефон, прекратили всякую связь с его помощниками и держали в комнате до полуночи. После того, как он согласился отречься, его и принял монарх. В настоящее время Бин Наеф находится под домашним арестом: ему разрешается видеться только с членами семьи. Он хочет уехать с семьей в Лондон или Швейцарию, однако король и наследный принц этого не разрешают.

Такова версия устранения наследного принца, опубликованная в ведущих западных изданиях. Саудовские власти ее, конечно, отрицают, заявляя, что Бин Наеф не подвергался никакому давлению и был отстранен по «соображениям национальных интересов из-за проблем со здоровьем и невозможностью выполнения своих обязанностей». Однако, как полагают эксперты, неофициальная версия имеет вескую основу. И действительно, главным поводом для отстранения было названо пристрастие к сильным успокоительным, но Бин Наеф употреблял их после ранения, которое получил после попытки покушения еще в 2009 г. И вот человек, который два десятка лет считался самым сильным лицом в сфере безопасности КСА, отстраняется от власти из-за этого?

Существует мнение, что операция по смещению Бин Наефа началась сразу после встречи королевского сына с зятем Д. Трампа, Дж. Кушнером, во время его визита в Эр-Рияд. Причем для этого шага потребовалось согласие трех центров силы – американской администрации, правящей семьи и религиозных институтов, представленных Комитетом высших ученых и семьей аш-Шейх во главе с муфтием Саудовской Аравии. Согласие этих сторон, как видно, было получено. А одной из причин, которое ускорило процесс, стала позиция бывшего крон-принца по катарскому кризису – Бин Наеф был против блокады эмирата.

После смещения Бин Наефа вся власть оказалась в руках одной из групп внутри правящей семьи, более того, в руках одного человека, который младше многих других принцев, что создает необычную ситуацию для системы власти в КСА. Новый наследный принц может столкнуться с серьезной оппозицией, считающей Бин Салмана «безрассудным юношей», который впутал страну во внешние авантюры – начиная с йеменской войны и заканчивая катарским кризисом.

Но, похоже, что королевского сына это мало волнует: в стране уже началась борьба с инакомыслием и вовсю создаются новые структуры, во главе которых становятся особо приближенные к Бин Салману лица. Так, недавно была создана генпрокуратура, завязанная на администрацию короля, во главе которой поставлен близкий к королевскому сыну Сауд аль-Муджиб. А 20 июля был издан указ о создании нового аппарата госбезопасности, который теперь будет подчиняться напрямую кабинету министров и лично премьер-министру, то есть, фактически, наследному принцу. Следует отметить, что в подчинение новой структуры вошли главное следственное управление, спецназ, контртеррористические подразделения, а также департаменты и управления МВД, деятельность которых связана с борьбой с терроризмом, его финансированием, а также финансовыми расследованиями. Таким образом, МВД страны, некогда считавшееся весьма могущественным ведомством, лишилось основных полномочий, и стало, по определению СМИ, «беззубой» структурой. И сделано это было в целях ослабления министерства, в рядах которого остается много сторонников бывшего главы ведомства Бин Наефа.

К настоящему времени в Саудовской Аравии складывается такая ситуация, что, по сути, остается ждать лишь одного указа – об отречении самого Салмана от власти и назначении его сына новым королем. Как пишет западная пресса, саудовский монарх уже записал обращение к нации об отречении от власти по состоянию здоровья, и оно будет распространено по телевидению в сентябре. Наследный же принц после того, как его отец вылетел в марокканский город Танжер для проведения летнего отпуска, уже обживается в роли главы государства.

Интересно, что произошедшие в КСА изменения были названы «воплощением израильской мечты». Об этом прямо заявил бывший посол США в Израиле и советник Б. Обамы по ближневосточным вопросам, Д. Шапиро. В то же время, он предупредил американскую администрацию о чреватости завышенных ожиданий от нового наследника. По его словам, Бин Салман слишком импульсивен и одновременно неопытен. Он готов диктовать условия Эр-Рияда всему арабскому миру, и это уже создало американцам ряд проблем, как в случае с катарским кризисом. В связи с этим Белому дому даже предложили сделать Бин Салману «сильное предупреждение» о том, чтобы «впредь его шаги не ставили под удар интересы США».

***

Из других событий можно отметить непрекращающуюся активность экстремистов. Так, 24 июня прямо около Заповедной мечети в Мекке прошла спецоперация саудовских служб безопасности. Теракт удалось предотвратить, но террорист подорвал бомбу и, убив себя, ранил 5 полицейских и шесть иностранцев.

4 июля уже в Восточной провинции взорвали полицейскую машину, патрулировавшую местность. Один полицейский погиб, еще трое были ранены. 6 июля в этом же районе была взорвана еще одна полицейская машина, в результате погиб один человек и трое пострадали. 14 и 22 июля в Эль-Катифе в перестрелке с полицейскими были убиты несколько боевиков.

Другой проблемой для саудовских властей является экономическая ситуация, которая продолжает ухудшаться. В этом же ряду стоят и выступления иностранных рабочих, вышедших на акции протеста после истечения срока амнистии, позволявшей рабочим покинуть страну без уплаты штрафов. Протестующие просили власти продлить срок действия амнистии, который истек 24 июля. Об амнистии для экспатриантов было объявлено 29 марта. Она должна была действовать 90 дней. Затем ее продлили еще на 30 дней – до 24 июля. Но многие мигранты решили на время остаться, чтобы заработать дополнительные деньги в период хаджа. По разным оценкам, число экспатриантов в КСА, проживающих и работающих здесь без надлежащих документов, составляет около миллиона человек.

Еще одной новостью, широко обсуждавшейся в саудовском обществе, стало заявление Минтруда, настаивающего на усилении «саудизации» рабочих мест. Это может затронуть ранее необычные для местных жителей сферы, в частности, торговую. В соцсетях мнения разделились – одни эту инициативу поддерживают, другие выступают против, считая, что «саудовцы не смогут так долго работать и потребуют большую зарплату за меньшие усилия».

Интересной новостью стали сообщения о том, что полномочия Комитета по поощрению добродетели и удержанию от порока КСА частично восстановят в рамках плана, разработанного новым наследным принцем. На фоне последних скандалов это выглядит действительно актуальным.

Напомним, что в апреле 2016 г. правительство приняло постановление об ограничении полномочий религиозной полиции. Изначально комитет обладал правом ареста и допроса людей, однако после введения ограничений религиозная полиция могла лишь передавать сведения о нарушениях в «обычную» полицию. После очередных изменений «полиции нравов» будет разрешено напрямую делать словесные внушения и вести разъяснительные беседы. Их также снабдят планшетами для быстрой передачи информации о правонарушениях. Данный шаг рассматривается как жест доброй воли со стороны Бин Салмана в адрес религиозных институтов, чтобы добиться их лояльности, которая все больше и больше расшатывается.

Йемен

На фоне происходящих в КСА и Катаре событий война в Йемене все больше отходит на задний план, хотя там продолжается кровавый конфликт, от которого страдают и взрослые, и дети. По данным ООН, к настоящему времени погибли уже почти 1.700 йеменских детей, 1.900 стали инвалидами. Помимо этого, 2.2 миллиона детей находятся на грани голодной смерти, 1.3 миллиона – входят в группу риска заболевания пневмонией. Из 7.3 миллионов детей школьного возраста 2 миллиона не имеют доступа к образованию. Детский фонд ООН предупреждает, что йеменские дети нуждаются в защите, медицинской помощи, продуктах питания и чистой питьевой воде: «На сегодняшний день 10.000.000 детей в Йемене нуждаются в экстренной помощи».

Помимо гуманитарного кризиса – согласно ООН, самого острого после Второй мировой войны – йеменский конфликт стал причиной крупнейшей эпидемии холеры. Как отмечают в ВОЗ, с начала 2017 г. в Йемене ежемесячно фиксировалось до 41.000 инфицированных. Основным очагом заболевания является Сана. Другие крупные очаги – это Ходейда и Таиз.

Распространению эпидемии способствует разрушение медицинской инфраструктуры по всей стране. «Местные врачи уже восемь месяцев не получают денежного содержания и вынуждены кое-как перебиваться за счет гуманитарной помощи. Медучреждения испытывают острую нехватку первоочередных лекарственных средств и инструментария. Поэтому подавляющее большинство инфицированных не получают должного медицинского обслуживания и даже после выписки продолжают оставаться носителями холерной бациллы, заражая здоровых людей», – так описывают положение местные врачи.

Но главной причиной начала эпидемии, конечно же, все считают войну, которую, в основном, подпитывают внешние силы. Ситуация усугубляется еще и тем, что бомбардировщики «аравийской коалиции» наносят удары не только по военным объектам, но и по источникам водоснабжения, водоочистным предприятиям, магистральным трубопроводам, объектам городской канализации.

Таким образом, эпидемия холеры в Йемене требует принятия беспрецедентных мер со стороны международного сообщества. Именно об этом говорится в заявлении руководителей трех агентств ООН – Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Всемирной продовольственной программы (ВПП) и Детского фонда (ЮНИСЕФ): «Йеменский кризис требует беспрецедентного реагирования. Мы призываем международное сообщество удвоить усилия по оказанию поддержки жителям Йемена. Если нам это не удастся, разворачивающаяся на наших глазах катастрофа не только продолжит забирать жизни, но также оставит шрамы на будущих поколениях. Йемен столкнулся с худшей эпидемией холеры в условиях самого крупного гуманитарного кризиса в мире». Только за последние три месяца в стране были зарегистрированы 400.000 случаев с подозрением на холеру и 1.900 связанных с ней смертей.

Распространение холеры происходит на фоне массового голода. Представители ООН предупреждают: «Йемен стоит на пороге голода, около 60% населения не знают, где добыть еду. Около 2.000.000 йеменских детей испытывают острую недостаточность питания. Это делает их более уязвимыми для холеры, а заболевания ведут к еще большему недоеданию». Согласно прогнозам, число больных с подозрением на холеру может вырасти до 600.000 человек. За всю историю наблюдений такого количества заболевших в течение года не регистрировали ни в одной стране мира. При этом 40% заболевших холерой – дети младше 15 лет. А треть умерших от нее составляют пожилые люди старше 60 лет.

На этом фоне особую тревогу вызывает приостановление кампании по профилактической вакцинации против холеры, т.к. все усилия специалистов сводят на нет разгул болезни и непрекращающаяся война.

***

В военном отношении ситуация продолжает оставаться патовой. Коалиция и ее союзники практически нигде не достигают поставленных целей, а на границе с КСА продолжаются бои между повстанцами и саудовскими пограничниками. Тем временем, авиаудары «аравийской коалиции» продолжают приводить к жертвам среди гражданского населения. Так, в провинции Саада жертвами бомбардировок стали 24 мирных жителя. А в провинции Таиз в результате удара по группе беженцев погибли, как минимум, 20 человек. Бóльшая часть погибших были членами одной семьи: среди них семь женщин и четверо детей.

В ответ повстанцы атакуют военные объекты КСА, в т.ч. при помощи ракет. Одна из последних таких атак пришлась по базе ВВС в провинции Таиф, расположенной недалеко от Мекки. Эр-Рияд поспешил воспользоваться этим случаем и обвинил повстанцев в обстреле священного для всех мусульман места: что-что, а вести информационные войны саудовцы явно научились.

На юге Йемена сохраняется напряженность между сторонниками беглого президента А. Хади и силами, ратующими за независимость южной части страны, которых поддерживают ОАЭ.

По сути, йеменский конфликт все больше отходит на задний план, особенно на фоне катарского кризиса и перемен во властных структурах Саудовской Аравии. Но мирным жителям от этого не легче: про их страдания все забывают, словно на месте Йемена не многомиллионное государство, а безжизненная вымершая пустыня..

ОАЭ

Безразличие к страданиям йеменцев содействует разгулу преступлений и жестокости, причем со стороны тех, кто заявляет о «справедливой войне». Именно Абу-Даби (второй главный участник «аравийской коалиции») был обвинен международными организациями в создании сети тайных тюрем в Йемене. В этих секретных тюрьмах, согласно авторитетным зарубежным изданиям, применяются пытки в отношении подозреваемых. Как отмечается, на юге Йемена созданы, по крайней мере, две тайные тюрьмы. Некоторые издания сообщают о 18 тюрьмах, в которых содержится около двух тысяч человек.

Другим обвинением в адрес ОАЭ стало то, что страну назвали одним из главных «архитекторов» возникшего катарского кризиса. Основной движущей силой по изоляции Катара считаются: фактический глава страны Бин Заед и новый наследный принц КСА Бин Салман. Эти поначалу предположения стали подтверждаться после того, как The Washington Post опубликовала новость о том, что за хакерской атакой на катарское информагентство (после чего и началась блокада Катара) могут стоять ОАЭ, или же они профинансировали структуры, которые произвели взлом сайта.

Все эти сообщения стали серьезным ударом по имиджу ОАЭ, и не случайно в США для Абу-Даби приготовили еще один «сюрприз»: семьи жертв терактов 11 сентября заявили, что готовы подать иски против властей этой страны, обвинив их, наряду с Саудовской Аравией, в поддержке террористов. Вообще на Западе потрясены той легкости, с которой страны Залива сливают в СМИ секреты друг друга. А власти ОАЭ обвиняют еще и в узурпации: к примеру, бывший посол Великобритании в КСА выразил сомнение, что все эмираты согласны с блокадой Катара. По его мнению, «Абу-Даби контролирует всю внешнеполитическую деятельность страны, но эта ситуация (блокада Катара) не в интересах Дубая».

Но власти ОАЭ уже не могут просто так завершить этот конфликт – существует версия, что Абу-Даби и Эр-Рияд всё поставили на быструю победу и теперь не знают, как «сохранить лицо». Порой, ситуация доходит до явного абсурда: например, за выражение сочувствия или теплого отношения к Катару в соцсетях эмиратских граждан будут наказывать штрафом в $150.000 и лишением свободы на 15 лет (!). А саудовские власти отдали распоряжение о депортации из страны пасшихся на территории королевства катарских верблюдов и овец.

***

Из других заметных событий для ОАЭ стало появление на публике президента страны Халифы бин Заеда, который после инсульта, случившегося в 2014 г., не появлялся на публичных мероприятий. Президент обменялся приветствиями с правителями всех 6-ти эмиратов по случаю праздника Ид аль-Фитр, а они, в свою очередь, поздравили главу столичного эмирата с праздником и пожелали ему здоровья.

В экономической сфере можно отметить то, что власти ОАЭ впервые объявили о намерении ввести налоги для компаний для «диверсификации доходов бюджета».

Кувейт

Самым заметным событием для Кувейта можно назвать дипломатический кризис с Ираном. На фоне приговора членам одной из групп, обвиненных в связях с Тегераном и движением «Хизбуллах», кувейтские власти потребовали от иранских дипломатов покинуть страну. Также была приостановлена работа культурной, торговой и военной миссий Ирана и всех межправительственных комитетов. Эксперты уже задаются вопросом, означает ли это, что Кувейт отказывается от нейтралитета и переходит на сторону Эр-Рияда?

И хотя иранский посол пока продолжает работу, этот скандал может иметь далеко идущие последствия для обоих государств. Как известно, в Кувейте сильна шиитская составляющая, имеющая к тому же сильные позиции в экономике. Ирану же Кувейт нужен как посредник в решении спорных вопросов с другими, «недружественными» странами Залива.

Тегеран решение Кувейта о высылке дипломатов связывает с «давлением Саудовской Аравии и беспочвенными обвинениями во вмешательстве во внутренние дела». По мнению ряда экспертов, кувейтские власти действительно могли поддаться давлению своего «старшего брата» и пойти на обострение отношений с Ираном, чтобы угодить Эр-Рияду и Вашингтону.

В экономической сфере парламент Кувейта утвердил бюджет на 2017-2018 гг. с дефицитом почти в $22 млрд. В целях пополнения бюджета ранее были увеличены цены на бензин, также планируется увеличить цены на электричество и воду. На этом фоне в стране начался первый обязательный призыв в армию, который был возобновлен через 16 лет после своей приостановки.

Также продолжается кампания по сокращению количества приезжей рабочей силы. В рамках этой кампании в Кувейте приостановили назначение иностранцев на работу в правительственных структурах. Эта мера пока не касается врачей и некоторых категорий учителей. Давление на приезжих усиливается и в других сферах – для мигрантов увеличена цена аренды жилья, также для них поднялись цены на воду и электричество.

Бахрейн

В Бахрейне продолжается преследование оппозиционных активистов. В стране начались аресты уже и активисток, которые осмеливаются выразить малейшее несогласие с политикой властей.

Периодически происходят и нападения на полицейских. Так, на северо-западе страны произошел взрыв, в результате которого погиб сотрудник полиции. Спецслужбы Бахрейна с завидной постоянностью сообщают о «ликвидации террористических ячеек». Так, вскоре перед судом должны предстать сразу 60 человек по обвинению в «создании террористической группировки».

Заметным событием для Бахрейна может стать создание на его территории военной базы Египта, которую вполне могут использовать для «укрощения» Катара. В общих чертах внешняя политика бахрейнской монархии идет в фарватере политики «старшего брата». Не случайно западные дипломаты отмечают, что КСА хочет «превратить Катар во второй Бахрейн», и это в полной мере отражает реальность.

Кстати, Манама старается активно участвовать в блокаде Дохи, и 30 июля в бахрейнской столице прошла встреча глав МИД 4 стран, объявивших бойкот Катару, где было объявлено о введении против соседа новых дополнительных санкций. Конкретики пока нет, но дело доходит до того, что катарские паломники уже не могут спокойно совершать хадж.

Оман

Султанат Оман на фоне катарского кризиса продолжает свою политику нейтралитета. Катар, в свою очередь, стал усиливать отношения с Маскатом, наращивая товарооборот и дипотношения. К примеру, уже достигнута договоренность о том, что интересы Катара в Египте будет представлять оманский посол.

Свою активность в Омане в последнее время стали усиливать и США. Вашингтон пытается наладить более тесные отношения с Маскатом, надеясь ослабить его связи с Тегераном. В июне глава ЦРУ встречался с султаном Кабусом: на встрече была озвучена просьба Вашингтона к оманским властям, чтобы из страны не проникало оружие в Йемен.

P.S.

В заключение нельзя не отметить, что кризис вокруг Катара стал серьезным испытанием на прочность союза аравийских монархий (ССАГПЗ). В настоящее время конфликт зашел в тупик, и амбиции некоторых правителей Залива поставили этот союз на грань развала…

Али Алиев, политический обозреватель портала

Muslim Politic

Tags: ,

Comments are closed.