Обзор стран Шама-Леванта: что предлагают «Нусре» в Идлибе; кто спасает турецкую лиру; зачем Израиль мирится с ХАМАС; и многое другое за июль-август 2018

Опубликовано: 31.08.2018

Сирия

За последние два месяца ситуация в Сирии вновь изменилась в пользу Дамаска – перестал существовать еще один оппозиционный анклав на юго-западе страны. «Южный фронт», действовавший в провинциях Дераа и Кунейтра, был полностью разгромлен. Одной из причин столь скорой развязки стало отсутствие обещанной со стороны западных держав помощи: США, Великобритания, Франция и даже Израиль отказались от поддержки своих протеже, видимо, опасаясь прямого столкновения с Россией. Закрыла свои границы и Иордания.

Примечательно, что часть оппозиционных групп перешла на сторону правительства, приняв участие в наступлении на мощный «игиловский» кулак. Активно сопротивлявшиеся боевики ИГИЛ вскоре также были продавлены, в результате чего Дамаск сумел восстановить контроль практически над всеми южными территориями страны.

Остатки «игиловцев» укрепились на вулканическом плато Ас-Сафа в провинции Сувейда, захватив до этого заложников из числа мирных жителей. Террористы полностью окружены, но додавить их пока не получается. К тому же, недалеко от них находится зона Эт-Танф, контролирующаяся американцами. Что там происходит, мало кто знает, но есть серьезные основания предполагать, что там проходят подготовку самые разные вооруженные группировки.

На востоке страны военная обстановка также изменилась – курдские SDF при поддержке Вашингтона, Лондона и Парижа сумели оттеснить ИГИЛ с иракской границы. Таким образом, под контролем экстремистов остается небольшая полоса вдоль Евфрата, на которую теперь и направлен основной удар SDF.

Отношения курдов с Дамаском тоже изменились – часть курдских сил начала прямые переговоры с властями. В обмен на передачу контроля над рядом территорий курды хотят «небольшое автономное правительство». Пока стороны обсуждают условия, и если соглашение будет достигнуто, «курдский вопрос» для Сирии во многом будет решен.

***

Таким образом, единственным оппозиционным анклавом в стране остается зона Идлиб, где порядка 70% контролирует «Джабхат ан-Нусра» (филиал «Аль-Каиды»). Ответственная за зону Турция, опасаясь потока беженцев и возвращения курдов в Африн, пытается урегулировать ситуацию. В частности, Анкара предложила распустить «Нусру», а всем боевикам-сирийцам включиться в состав сформированного турецкими спецслужбами «Национального фронта освобождения» (NLF). В начале августа к нему присоединилась коалиция «Тахрир Сурия». Численность нового альянса, где главную роль играют «Ахрар аш-Шам», «Нуреддин аз-Зенки», «Джейш аль-Ахрар» и «Файлак аш-Шам», оценивается в 40-50 тыс. человек.

Не сирийским боевикам Анкара предложила вернуться на родину, но те с такими требованиями не согласились. В итоге, противостояние между «протурецкими» и «нусровскими» отрядами продолжилось, в т.ч. и посредством точечных ликвидаций: в регионе началась настоящая охота на полевых командиров. Поначалу «аль-каидовцы» обвиняли во всем Дамаск, но в итоге были вынуждены признать, что в происходящем виновны и некоторые зарубежные силы.

Как полагают эксперты, если лидеры «Нусры» не пойдут на требования Турции и не распустят организацию, волна убийств может возрасти. В чем же причина такой позиции Анкары? Вероятнее всего, это связано с договоренностями между Турцией и Россией, согласно которым турецкие власти должны решить вопрос с Идлибом до сентября – за это время им надо либо разгромить экстремистов, либо убедить их сдаться. Есть сообщения, что Анкара попросила у Москвы отсрочку на 10 дней. (Интересно, что Великобритания практически полностью отказалась от поддержки оппозиционных групп в Сирии – до конца 2018 г. Лондон намерен свернуть программу финансирования оппозиции).

***

На этом фоне в игру вновь пытаются вступить США, пригрозившие применить «тяжелую артиллерию» в случае «использования Дамаском химоружия». Речь даже идет о введении «бесполетной зоны», что, конечно, сложно представить, учитывая присутствие в небе российских ВКС. Как и прежде, одним из инструментов в «химическом деле» могут быть использованы т.н. «Белые каски», остатки которых были эвакуированы с юго-запада израильскими военными. (По последним данным, американцы пытаются опять договориться и с Турцией, свидетельством чему визит членов Конгресса в Анкару, и первая тренировка турецкого пилота на F-35, пока, правда, на территории США).

Тут следует сделать небольшое отступление и сказать пару слов об отношениях между Вашингтоном и Москвой. Этот вопрос всегда нужно рассматривать отдельно и «плясать», соответственно, тоже надо от него, т.к. именно он приводит в действие весь дальнейший механизм: договорятся две державы – ситуация пойдет по одному сценарию, не договорятся – пойдет по иному.

Новый этап переговоров начался 16 июля, когда в Хельсинки прошла встреча глав России и США. Обсуждался целый ряд вопросов, среди которых Сирия, безусловно, занимала важное место. Считается, что, в целом, встреча прошла успешно. Но затем в США опять началось противостояние между «глобалистами» (сторонниками глобального доминирования Америки) и «изоляционистами» (сторонниками ухода Штатов с роли «мирового полицейского»). Д. Трамп стоит на второй позиции, но справиться с первыми ему пока не под силу. Как итог, нивелирование части заявлений и введение новых антироссийских санкций.

Следующая важная встреча прошла в Женеве между помощником президента США Дж. Болтоном (одним из американских «ястребов») и секретарем Совбеза РФ Н. Патрушевым. После нее началось обострение ситуации в Сирии и даже пошли разговоры о создании Пентагоном «противоракетного щита» на восточном берегу Евфрата. Все это говорит о том, что по сирийскому вопросу стороны не договорились.

Что же, помимо противостояния между «глобалистами» и «изоляционистами», стало причиной обострения? Специалисты выделяют два главных вопроса: а) присутствие в Сирии иранских сил, что, по мнению «ястребов-неоконов», ставит под угрозу безопасность Израиля; б) экономический расчет, заключающийся в контроле над нефтегазовыми месторождениями. Чтобы решить эти вопросы в свою пользу американцы под предлогом борьбы с ИГИЛ продолжают наращивать силы к востоку от Евфрата, куда прибыли очередные 150 грузовиков с оружием и техникой. США даже готовы уйти из Сирии, но недалеко – в соседний Ирак.

Также Вашингтон привлекает союзников – в регионе уже действуют французские, британские и итальянские спецназовцы. Финансовую же сторону переложили на плечи аравийских монархий. Все это, в принципе, устраивает Трампа, который пытается вывести войска из Сирии и не хочет тратиться ни на какие внешнеполитические авантюры. В связи с этим действия «ястребов» главой Белого дома пусть и не одобряются, но и повода для серьезной ссоры, видимо, тоже не дают.

А вот чем на американские угрозы может ответить Москва? Во-первых, не следует забывать, что как раз угроза ввести «бесполетную зону» в свое время спровоцировала российские власти начать военную операцию в Сирии. Это означает, что в критических ситуациях РФ лишь усиливает свою военную мощь. Во-вторых, Кремль может подключить своих союзников из Китая, который сделал явный намек на возможное участие в наступлении на Идлиб. Неслучайно американская разведывательно-аналитическая компания «Стратфор», которую часто называют «теневым ЦРУ», написала о «сильном беспокойстве шагами Пекина в сирийском направлении», опасаясь того, что Китай «основательно войдет в Сирию», и назвав это «кошмарным сценарием».

***

В целом, сирийская война неумолимо идет к своему завершению. Об этом говорят и свидетельства очевидцев, утверждающих, что жизнь в стране возвращается в естественное русло, и открытие саудовцами сухопутной дороги между Дамаском и Эр-Риядом, что еще год назад было невозможно даже представить. Наконец, признают этот факт и западные СМИ, согласно которым, «через 7 лет после начала в 2011 г. конфликта Дамаск практически одержал победу».

Турция

Анкара перешла на новую форму правления: 9 июля Р. Эрдоган вступил в должность президента, после чего Турция официально стала президентской республикой. Эрдоган стал одновременно и президентом, и главой правительства, а бывший премьер Б. Йылдырым получил пост спикера парламента. Кроме того, впервые в турецкой истории назначен вице-президент. Им стал Ф. Октай, считающийся одним из ключевых «архитекторов бюрократической и административной трансформации системы управления». Наконец, было сокращено число министерств – теперь их 16 вместо 21.

Заметным событием для страны стала отмена с 18 июля режима ЧП, введенного после неудавшегося путча. За два года действия ЧП арестам подверглись около 230 тыс. человек, почти 135 тыс. госслужащих были уволены, закрыты 174 СМИ, 1.414 некоммерческие организации, 145 фондов, 15 университетов и 19 профсоюзов.

Из последних задержаний нельзя не отметить арест А. Октара (Харуна Яхьи), которого обвиняют в создании преступной организации. Как отмечают эксперты, после укрепления действующей власти, правящая партия могла решиться на очищение внутриполитического пространства от всех возможных конкурентов…

Если внутри страны Эрдоган полностью достиг поставленных целей, то на внешнем фронте не все так гладко. Серьезные трения возникли меду Анкарой и Вашингтоном. Так, после ареста пастора Э. Брансона и заключения контракта на покупку российских ЗРК американский Конгресс отменил поставку самолетов F-35. Также США ввели санкции в отношении министра юстиции А. Гюля и главы МВД С. Сойлу.

В ответ на эти шаги Эрдоган заявил, что США могут лишиться «искреннего и сильного союзника», отметив, что Турция начнет искать новых друзей. И, несмотря на угрозы и санкции со стороны Вашингтона, суд в Измире отказался освободить Брансона. (Примечательно, что президент даже сделал открытое предупреждение о возможности проведения ЦРУ и «Моссадом» операции по эвакуации пастора).

***

На этом фоне из США и Европы раздались голоса о том, что надежность Турции в борьбе с ИГИЛ вызывает сомнения. Сотрудники военных разведок заявили, что Анкара может скрывать информацию о боевиках; кроме того, турецкая армия может оказывать помощь «Ан-Нусре», используя экстремистов в борьбе с курдами.

Но самый главный удар был нанесен по экономике. После того, как Белый дом повысил в два раза пошлины на турецкие алюминий и сталь, курс лиры в ночь на 13 августа обновил исторический минимум в 7,1326 лиры за доллар. Таким образом, с начала года лира потеряла около 40% своей стоимости.

На выручку Анкаре пришел ее главный союзник – Катар, объявив о намерении инвестировать в турецкую экономику $15 млрд, что задержало падение лиры. Важным стало и заявление Анкары о намерении вступить в БРИКС. Также оценивается и возможность присоединения к ЕАЭС.

Свою поддержку усилиям турецких властей по обеспечению безопасности и экономической стабильности выразил и Пекин. На что глава МИД М. Чавушоглу ответил, что они готовы укреплять стратегический диалог с Китаем и расширять взаимное сотрудничество. Правда, тут полноценному развитию отношений может помешать уйгурский вопрос.

А вот с аравийскими монархиями на сильную дружбу рассчитывать пока не приходится, особенно после того, как Эр-Рияд объявил о пожертвовании $100 млн на развитие северо-восточных районов Сирии, включая Ракку. Учитывая, что эти земли контролируются курдами, Анкаре эти шаги едва ли могут понравиться.

Очевидно, что в настоящее время Турция все же ближе к российско-иранскому альянсу. Вашингтон хочет от турков включения в антииранские санкции, поддержки «сделки века» по урегулированию палестино-израильского конфликта, отказа от поддержки ХАМАС и аннулирования покупки С-400. Не добившись же всего этого, США вполне могут пойти и на другие методы.

В частности, об этом свидетельствует Б. Леви, французский философ, известный своими прочными связями с Тель-Авивом, который поддерживал независимость Иракского Курдистана и положительно оценивал события в Ливии и Сирии. В интервью Wall Street Journal Леви заявил, что Турция стала «ненадежным союзником» и обвинил ее в «распространении религиозного экстремизма и разжигании насилия в Сирии», потребовав изгнать Анкару из НАТО. Все это, вместе с сообщениями некоторых западных аналитических центров о неизбежности выхода Турции из Североатлантического альянса, означает, что турецкие власти находятся на прицеле США и Израиля.

Ирак

В Ираке внутриполитическая ситуация отличается от Турции: после прошедших в мае парламентских выборов новое правительство сформировать до сих пор не удается. Ручной пересчет голосов, на котором настаивал премьер Х. аль-Абади, расклад не изменил – победителем остался блок «Саирун» во главе с М. ас-Садром. А пока власти были заняты пересчетами, на юге вспыхнули массовые антиправительственные митинги, которые вскоре перекинулись и в центральный районы.

Митингующие требовали решить вопросы с нехваткой воды и электричества, коррупцией и безработицей. При этом протестующие нападали на административные здания, аэропорты, штаб-квартиры партий. В результате столкновений с полицией погибли десятки человек, в т.ч. и сами силовики. Дело дошло до того, что Басра потребовала автономного статуса. Инициаторы проекта заявили, что требуют справедливого распределения доходов.

Требования к властям были поддержаны верховным аятоллой Ирака А. ас-Систани и М. ас-Садром. В связи с этим аналитики полагают, что данные события были связаны с пересчетом голосов: старое правительство хотело пересмотреть итоги выборов, а победители показали, к чему это приведет. В итоге, результаты выборов не изменились, а власти заявили, что «поддерживают право на мирные демонстрации и законные требования протестующих». Глава правительства распорядился «немедленно выделить порядка $3 млрд на нужды провинции Басра». Также было объявлено о том, что 10 тыс. человек будут обеспечены рабочими местами. Наконец, в отставку были отправлены губернаторы нескольких провинций, а зарубежные нефтяные компании должны будут теперь комплектовать до половины всего персонала местными рабочими.

***

Одновременно с этими событиями в стране продолжилась чехарда с формированием парламентской фракции для формирования коалиционного правительства. Дело в том, что в Ираке сложился следующий внутриполитический пасьянс: а) блок «Наср» во главе со старым премьером аль-Абади поддерживается Вашингтоном; б) альянс «Фатх» под руководством лидера ополчения «Хашд аш-Шааби», Х. аль-Амири, считается союзником Тегерана; в) движение «Саирун» во главе с ас-Садром хочет идти своим собственным «национальным» курсом, являясь при этом победителем выборов.

Таковы три главные силы, и поначалу все они решили создать единую парламентскую фракцию, но после введения США антииранских санкций союзники Ирана оказались за бортом. Вашингтон пригрозил Багдаду последствиями, нанеся ему, как сказали в Тегеране, «психологическое поражение». После этого альянс «Фатх» был исключен из фракции, и казалось, что американцы одержали победу.

Но иранцы включили курдский фактор – голоса курдов вместе дают сразу 40 парламентских мест и после консультаций с Тегераном они отказались от вступления в новую фракцию. Свою лепту внес и Катар, оказавший влияние на суннитские партии (почти 35 мест), которые также вышли из переговоров. В итоге, «Фатх» вновь был включен в переговорный процесс, а его лидеры предложили перейти на президентскую форму правления. Но иракский премьер взял и уволил главу «Хашд аш-Шааби» с поста советника нацбезопасности. Чем, в итоге, окончится это, по сути, американо-иранское противостояние, сказать пока сложно.

США, в основном, играют на экономическом поприще: они не только угрожают Багдаду финансовыми последствиями, но и предлагают альтернативу в лице стран Залива. Кроме того, согласно самим иракцам, Вашингтон оказывает прямое давление на политические движения с целью оставить у власти старого премьера. Наконец, американцы включают и военные рычаги: представитель борющейся с ИГИЛ коалиции, полковник Ш. Райан, сообщил, что «войска США останутся в Ираке столько, сколько понадобится», хотя ранее говорилось, что военные уйдут сразу после победы над экстремистами. Случайным ли ввиду этого факта является заявление аль-Абади о «возможности возрождения ИГИЛ»? Да и лидер группировки, аль-Багдади, после длительного молчания вдруг выступил с почти часовым аудиобращением.

Интересно, что, аргументируя решение оставить солдат, американские эксперты открыто говорят о том, что «независимый от иранского влияния Ирак, обладающий стабильной формой правления – это цель, отвечающая интересам как Багдада, так и Вашингтона. И для ее достижения необходимо сохранение военного присутствия в стране». Какую стабильность принесли США в Ирак, весь мир видит вот уже на протяжении 15 лет…

Ливан

В Ливане также продолжается правительственный кризис: после последних выборов прошло уже три месяца, а правительство так и не сформировано. Препятствием этому являются внешнее вмешательство и внутренние проблемы. Так, и.о. премьера Саад аль-Харири прямо заявил, что внешние силы, включая Саудовскую Аравию, вмешиваются в процесс формирования кабмина.

В то же время, ливанские СМИ пишут, что Харири обратился за помощью в формировании правительства к наследному принцу КСА Бен Салману и президенту Франции Э. Макрону. Причем французы посоветовали «не ждать зеленого света от США, а связаться с Россией, имеющей влияние в регионе».

Представители победившего на выборах движения «Хизбуллах» считают, что задержка в формировании правительства грозит скатыванием к застою и напряженной ситуации, посоветовав Харири «не спешить обозначать позиций, от которых, быть может, ему придется отказаться». Это было сказано после заявления и.о. премьера о том, что «вопрос восстановления отношений с Дамаском  не обсуждается», вслед за чем возник вопрос пропуска ливанских товаров в Иорданию.

Как пишут СМИ, в ходе торгов при формировании правительства, и.о. главы МИД Ливана обвинили в том, что он хочет получить большую часть постов в правительстве. А глава партии «Ливанские силы» обвиняется в том, что он претендует на президентскую квоту и добивается получения «суверенного поста» – главы оборонного ведомства или вице-премьера. Все это также приводит к задержке формирования правительства.

Из других причин следует выделить выступление суннитской оппозиции против Харири, считающегося представителем суннитов Ливана. Уже пошли разговоры о возможной замене Харири  другими суннитскими политиками – либо Н. Микати из Триполи, либо А. Мурадом из Шторы. Правда, в «Хизбуллах» слухи о подборе альтернативы Харири опровергли, отметив, что этот шаг привел бы к новому опасному расколу в обществе. В своем последнем телеобращении лидер ливанского Сопротивления подчеркнул, что движение не будет настаивать на включении в программу нового кабинета министров требования о налаживании отношений с Дамаском.

Одной из главных проблем для ливанских властей остается вопрос сирийских беженцев. Президент Ливана М. Аун отметил, что экономическая ситуация не позволяет, чтобы присутствие в стране 1,5 млн беженцев было неограниченным по времени: «Нет никакой необходимости сложа руки дожидаться политического урегулирования конфликта в Сирии. Люди могут уже сейчас возвращаться поэтапно в те районы, которые стали безопасными».

Что интересно, против этого выступает Вашингтон: замглавы Пентагона Р. Карем даже совершил визит в страну с целью убедить Бейрут не форсировать процесс возвращения беженцев. Оно и понятно – ухудшение экономического положения в Ливане позволяет американцам ограничивать здесь влияние Ирана и «Хизбуллах». К тому же, возвращение беженцев придает сирийским властям легитимность и расширяет его поддержку, тогда как США хотели бы использовать вопрос с беженцами для формирования такого послевоенного устройства Сирии, которое отвечало бы их интересам.

Иордания

В Иордании новое правительство продолжает поиск приемлемых решений экономических проблем, однако пока это получается не очень. По данным опросов, 90% жителей против повышения налогов, но кабмин все же думает о новой налоговой реформе. Как отмечают чиновники, «Амман попал в руки МВФ, и не сможет уже действовать самостоятельно». Общее настроение в иорданском обществе характеризуется разочарованием новыми властями, что вызвано слишком осторожной политикой правительства. Многие опасаются, что нового главу кабмина уже «поглотила бюрократия».

Ситуация в сфере безопасности в стране также нестабильная, что показал теракт 10 августа, когда террористы  взорвали патрульную машину в христианском г. Фухейс. На следующий день спецназ провел  операцию в г. Салт и ликвидировал террористическую ячейку. 12 августа король Абдалла II выступил с обращением, пообещав «железной рукой сокрушить всех, кто посягает на безопасность и мирную жизнь его подданных».

Эксперты отмечают, что теракт является «тревожным звонком в двери Иордании». Есть мнение, что иорданские боевики ИГИЛ переходят к децентрализованной тактике. При этом в стране есть серьезная почва для роста экстремизма, связанная с бедностью, безработицей, религиозным невежеством, социальной несправедливостью и неравенством.

Во внешней политике Амман продолжает играть свою роль в деле урегулирования палестино-израильского конфликта. Касаясь т.н. «сделки века», власти подчеркивают, что «иорданская позиция в вопросе палестино-израильского урегулирования – это прекращение оккупации территории Палестины и создание палестинского государства в границах 1967 г. со столицей в Восточном Иерусалиме».

Иорданские власти принимают участие и в работе по возвращению беженцев в Сирию: сообщается о 200 тыс. сирийцев, желающих вернуться в свои дома после восстановления контроля над сирийско-иорданской границей. При этом во время боев на границе Амман занял четкую позицию, закрыв свою территорию для боевиков.

Пытаются иорданцы поддерживать контакты и с Москвой. Так, Абдалла II и В. Путин провели ряд телефонных переговоров, в ходе которых обсудили вопросы урегулирования сирийского  кризиса, развитие двусторонних отношений и ряд актуальных региональных проблем.

Палестина

Принятие Кнессетом закона о «еврейском характере государства Израиль» привело к резкому обострению ситуации: и мусульмане, и друзы, и христиане выступили единым фронтом против нового закона.

Обострилась ситуация и в Газе, по которой были нанесены мощные авиаудары. (После одного из них сотрудники ВВС под давлением Тель-Авива была вынуждена поменять название новости – таковы современные реалии «свободы слова»). И все же после взаимных обстрелов между ХАМАС и Израилем, стороны при посредничестве Египта и Катара начали переговоры о перемирии. Интересно, что Каир и Доха являются «заклятыми друзьями», однако именно они играют главную роль в переговорах – первый планирует, второй финансирует. Договор может быть подписан в ближайшее время сроком на один год с возможностью пролонгации еще на 4 года и предусматривает ряд важных пунктов, чем многие израильтяне весьма недовольны.

На первый взгляд все действительно выглядит как победа ХАМАСа, однако, по мнению экспертов, США и Израиль задумали весьма неординарную комбинацию – признать Газу в качестве главной части Палестинского государства, тогда как Западный берег будет стремительно поглощаться. Правящий же в Газе ХАМАС окажется в полной зависимости от Египта, который и решит эту «проблему» за Тель-Авив. Таким образом, израильские власти хотят «убить сразу двух зайцев».

Президент Палестины М. Аббас, понимая, что может «пролететь» мимо всего на свете, заявил о готовности наложить санкции на Газу, отметив, что соглашение призвано разделить палестинский народ и отодвинуть создание единого государства со столицей в Иерусалиме. Поддержку Западному берегу оказывает король Иордании, который считает, что в ближневосточном регионе не может быть мира и стабильности без разрешения палестино-израильского конфликта, что включает в себя создание Палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме.

На всем этом фоне появились сообщения о том, что в окружении Аббаса, состояние которого заметно ухудшилось, начинается борьба за власть ввиду его возможной отставки или смерти. Как пишут СМИ, в борьбу включились бывший глава спецслужб Дж. Раджуб, зампредседатель ФАТХ М. аль-Алюль, глава контрразведки М. Фарадж и экс-глава разведки Т. Тирави. Есть несколько сценариев развития ситуации, и неизвестно, чем здесь все может закончиться.

Тем временем, Вашингтон начал подготовку для презентации т.н. «сделки века» – нового плана по палестино-израильскому урегулированию, для чего начался набор персонала в «ближневосточную команду» Белого дома. Израиль же продолжает строительство тысяч незаконных поселений на оккупированных территориях, попутно надеясь на признание суверенитета над Голанскими высотами.

Таким образом, Палестина находится перед трудными временами: с одной стороны, усилился процесс разделения двух анклавов, с другой стороны, на Западном берегу может начаться внутренний конфликт. Наконец, США, «закусив удила», пытаются навязать свою «сделку века», которую в свое время палестинцы назвали «пощечиной века». Насколько далеко удастся зайти Вашингтону, во многом зависит и от позиции арабо-мусульманского мира, который, однако, настолько разделен, ослаблен и эгоистичен, что каждый думает, в основном, лишь о своих собственных интересах, забывая о более важных вопросах, среди которых, безусловно, и палестинский вопрос.

Руслан Раминов, специально для портала

Muslim Politic